Взыскание убытка по замещающей сделке

Обзор ст. 393.1. «Возмещение убытков при прекращении договора» ГК РФ

Содержание:
Текст статьи 393.1 ГК РФ читать
Комментарий от 2018г. статьи 393.1 ГК РФ читать
Комментарий №1 от 2017г. ст. 393.1 ГК РФ читать
Комментарий №2 от 2017г. ст. 393.1 ГК РФ читать
Разъяснения судов и иных гос.органов. по ст. 393.1 ГК РФ читать
Судебная практика применения ст. 393.1 ГК РФ читать

Текст статьи 393.1 ГК РФ

1. В случае, если неисполнение или ненадлежащее исполнение должником договора повлекло его досрочное прекращение и кредитор заключил взамен его аналогичный договор, кредитор вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и ценой на сопоставимые товары, работы или услуги по условиям договора, заключенного взамен прекращенного договора.
2. Если кредитор не заключил аналогичный договор взамен прекращенного договора (пункт 1 настоящей статьи), но в отношении предусмотренного прекращенным договором исполнения имеется текущая цена на сопоставимые товары, работы или услуги, кредитор вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и текущей ценой.
Текущей ценой признается цена, взимаемая в момент прекращения договора за сопоставимые товары, работы или услуги в месте, где должен был быть исполнен договор, а при отсутствии текущей цены в указанном месте — цена, которая применялась в другом месте и может служить разумной заменой с учетом транспортных и иных дополнительных расходов.
3. Удовлетворение требований, предусмотренных пунктами 1 и 2 настоящей статьи, не освобождает сторону, не исполнившую обязательства или ненадлежаще его исполнившую, от возмещения иных убытков, причиненных другой стороне.

Комментарий от 2018 г. статьи 393.1 ГК РФ

Возмещение убытков при прекращении договора
(ст. 393.1 ГК РФ)

Правила о возмещении убытков при прекращении договора (ст. 393.1 ГК РФ) были включены в текст гл. 25 ГК РФ Федеральным законом от 8 марта 2015 г. N 42-ФЗ, принятым в рамках реформы гражданского законодательства.
Вместе с тем не следует забывать, что ранее аналогичные правила с момента введения в действие части второй ГК РФ (с 1 марта 1996 г.) применялись в отношении договора поставки (ст. 524 ГК РФ). Поэтому в данном случае существо изменений правового регулирования состоит в том, что действие законоположений, применявшихся только к договору поставки, было распространено на все гражданско-правовые договоры. Такой подход характерен и для актов международного права. К примеру, согласно ст. 7.4.5 Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА <1>, если потерпевшая сторона прекратила договор и совершила заменяющую сделку в разумный срок и разумным способом, она может получить разницу между договорной ценой и ценой заменяющей сделки, а также возмещение любого последующего ущерба. А в соответствии со ст. 7.4.6 Принципов, если потерпевшая сторона прекратила договор и не совершила заменяющую сделку, однако в отношении предусмотренного договором исполнения имеется текущая цена, сторона может получить разницу между договорной ценой и текущей ценой, существующей на момент прекращения договора, а также возмещение любого последующего ущерба.
———————————
<1> См.: Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2010 / Пер. с англ. А.С. Комарова. М., 2013. С. 281 — 283.

Отрадно отметить, что судебное толкование норм ст. 393.1 ГК РФ, содержащееся в Постановлении Пленума ВС РФ N 7 (п. п. 11 — 14), адекватно отражает существо соответствующих законоположений и, безусловно, будет способствовать формированию достойной судебной практики по их применению.
Так, в п. 11 Постановления N 7 судам разъяснено, что по смыслу ст. 393.1, а также п. п. 1 и 2 ст. 405 ГК РФ риски изменения цен на сопоставимые товары, работы или услуги возлагаются на сторону, допустившую нарушение договора, повлекшее его досрочное прекращение (к примеру, расторжение в судебном порядке или путем одностороннего отказа добросовестной стороны от исполнения договора). В таком случае убытки в виде разницы между ценой, предусмотренной в прекращенном договоре, и текущей ценой возмещаются стороной, нарушившей договор, независимо от того, была ли заключена другой стороной взамен прекращенного договора аналогичная (замещающая) сделка. Если в отношении исполнения, предусмотренного прекращенным договором, имеется текущая цена на сопоставимые товары, работы или услуги, кредитор вправе потребовать от должника возмещения таких убытков и в том случае, когда замещающая сделка им не заключалась (п. 2 ст. 393.1 ГК РФ). При этом под текущей ценой понимается цена, взимаемая в момент прекращения договора за сопоставимые товары или услуги в месте, где должен был быть исполнен договор, а при отсутствии текущей цены в указанном месте — цена, применяемая в ином месте, которая может служить разумной заменой с учетом транспортных и иных дополнительных расходов.
Если же кредитором заключена замещающая сделка взамен досрочно прекращенного договора, то он имеет право потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценой, предусмотренной прекращенным договором, и ценой на сопоставимые товары (работы, услуги) по условиям замещающей сделки (п. 1 ст. 393.1 ГК РФ). Как указано в Постановлении Пленума ВС РФ N 7 (п. 12), соответствующие товары (работы, услуги) либо их аналоги могут быть приобретены в той же или иной местности по одной или нескольким сделкам, замещающим прекращенный договор. Причем добросовестность действий кредитора по заключению замещающей сделки предполагается.
Что касается должника, выступающего в роли ответчика в споре по требованию кредитора о взыскании разницы между ценами по прекращенному договору и замещающей сделке, то он может представить доказательства того, что кредитор, заключая замещающую сделку, действовал недобросовестно или неразумно и умышленно либо по неосторожности содействовал увеличению размера убытков или не принял разумных мер к их уменьшению. К примеру, должником могут быть представлены доказательства чрезмерного несоответствия цены, предусмотренной замещающей сделкой, текущей цене, определяемой по правилам п. 2 ст. 393.1 ГК РФ.
Согласно п. 13 Постановления Пленума ВС РФ N 7 заключение кредитором замещающей сделки до того, как будет прекращен первоначальный договор, не влияет на исполнение обязанностей должника по этому договору и, соответственно, на обязанность кредитора принять такое исполнение. При этом кредитор получит право потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценами по первоначальному договору и замещающей сделке лишь в том случае, если впоследствии первоначальный договор будет прекращен в связи с нарушением обязательства, которое послужило причиной заключения кредитором замещающей сделки.
Правда, здесь вполне уместной была бы оговорка о том, что правилами об отдельных видах договоров в порядке исключения из общих правил, установленных ст. 393.1 ГК РФ, может предусматриваться возможность взыскания таких убытков независимо от того, был ли прекращен первоначальный договор. К примеру, в соответствии с п. 1 ст. 520 ГК РФ, если поставщик не поставил предусмотренное договором поставки количество товаров либо не выполнил требования покупателя о замене недоброкачественных товаров или о доукомплектовании товаров в установленный срок, покупатель вправе приобрести непоставленные товары у других лиц с отнесением на поставщика всех необходимых и разумных расходов на их приобретение. Причем в таких случаях исчисление расходов покупателя на приобретение товаров у других лиц производится по правилам, предусмотренным п. 1 ст. 524 ГК РФ, т.е. в виде разницы в ценах по первоначальному договору и замещающей сделке.
И наконец, в Постановлении Пленума ВС РФ N 7 (п. 14) обращено внимание судов на положение, содержащееся в п. 3 ст. 393.1 ГК РФ, о том, что удовлетворение требования кредитора о взыскании с должника убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и текущей ценой либо ценой замещающей сделки не освобождает должника от возмещения иных убытков, причиненных кредитору.

Источник: Витрянский В.В. Реформа российского гражданского законодательства: промежуточные итоги. 2-е изд., испр. и доп. М.: Статут, 2018. 528 с.

Комментарий №1 от 2017 г. статьи 393.1 ГК РФ

Статья 393.1. Возмещение убытков при прекращении договора

Комментарий к статье 393.1

Комментируемой статьей установлены правила возмещения убытков при прекращении договора.
Согласно п. 1 комментируемой статьи, в случае если неисполнение или ненадлежащее исполнение должником договора повлекло его досрочное прекращение и кредитор заключил взамен его аналогичный договор, кредитор вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и ценой на сопоставимые товары, работы или услуги по условиям договора, заключенного взамен прекращенного договора.
В соответствии с п. 2 комментируемой статьи, если кредитор не заключил аналогичный договор взамен прекращенного договора (п. 1 статьи), но в отношении предусмотренного прекращенным договором исполнения имеется текущая цена на сопоставимые товары, работы или услуги, кредитор вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и текущей ценой.
Текущей ценой признается цена, взимаемая в момент прекращения договора за сопоставимые товары, работы или услуги в месте, где должен был быть исполнен договор, а при отсутствии текущей цены в указанном месте — цена, которая применялась в другом месте и может служить разумной заменой с учетом транспортных и иных дополнительных расходов.
В силу п. 3 комментируемой статьи удовлетворение требований, предусмотренных п. п. 1 и 2 статьи, не освобождает сторону, не исполнившую обязательства или ненадлежаще его исполнившую, от возмещения иных убытков, причиненных другой стороне.
В п. п. 11 — 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» даны следующие разъяснения: «По смыслу статьи 393.1 ГК РФ, пунктов 1 и 2 статьи 405 ГК РФ, риски изменения цен на сопоставимые товары, работы или услуги возлагаются на сторону, неисполнение или ненадлежащее исполнение договора которой повлекло его досрочное прекращение, например, в результате расторжения договора в судебном порядке или одностороннего отказа другой стороны от исполнения обязательства.
В указанном случае убытки в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и текущей ценой возмещаются соответствующей стороной независимо от того, заключалась ли другой стороной взамен прекращенного договора аналогичная (замещающая) сделка. Если в отношении предусмотренного прекращенным договором исполнения имеется текущая цена на сопоставимые товары, работы или услуги, кредитор вправе потребовать от должника возмещения таких убытков и тогда, когда замещающая сделка им не заключалась (пункт 2 статьи 393.1 ГК РФ).
Текущей ценой признается цена, взимаемая в момент прекращения договора за сопоставимые товары, работы или услуги в месте, где должен был быть исполнен договор, а при отсутствии текущей цены в указанном месте — цена, которая применялась в другом месте и может служить разумной заменой с учетом транспортных и иных дополнительных расходов <п. 11>.
Если кредитор заключил замещающую сделку взамен прекращенного договора, он вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и ценой на сопоставимые товары, работы или услуги по условиям замещающей сделки (пункт 1 статьи 393.1 ГК РФ). Кредитором могут быть заключены несколько сделок, которые замещают расторгнутый договор, либо приобретены аналогичные товары или их заменители в той же или в иной местности и т.п.
Добросовестность кредитора и разумность его действий при заключении замещающей сделки предполагаются (пункт 5 статьи 10, пункт 3 статьи 307, статья 393.1 ГК РФ).
Должник вправе представить доказательства того, что кредитор действовал недобросовестно и/или неразумно и, заключая замещающую сделку, умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению (пункт 1 статьи 404 ГК РФ). Например, должник вправе представлять доказательства чрезмерного несоответствия цены замещающей сделки текущей цене, определяемой на момент ее заключения по правилам пункта 2 статьи 393.1 ГК РФ <п. 12>.
Заключение замещающей сделки до прекращения первоначального обязательства не влияет на обязанность должника по осуществлению исполнения в натуре и на обязанность кредитора по принятию такого исполнения (пункт 3 статьи 308 ГК РФ). Кредитор вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценами в первоначальном договоре и такой замещающей сделке при условии, что впоследствии первоначальный договор был прекращен в связи с нарушением обязательства, которое вызвало заключение этой замещающей сделки <п. 13>.
Удовлетворение требований кредитора о взыскании с должника убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и текущей ценой либо ценой замещающей сделки не освобождает должника от возмещения иных убытков, причиненных кредитору (пункт 3 статьи 393.1 ГК РФ) <п. 14>» <1>.
———————————
<1> РГ. 2016. N 70.

Применяя положения комментируемой статьи, Московский городской суд в Апелляционном определении от 14 марта 2016 г. по делу N 33-8402/2016 указал: «Принимая решение об отказе в удовлетворении требований П. о взыскании с ответчика в качестве убытка в порядке ст. 15 ГК РФ денежных средств в размере * рублей в качестве разницы между стоимостью квартиры по договору от * года и стоимостью аналогичной квартиры в настоящее время, суд правомерно пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска в названной части, поскольку правоотношения истца и ответчика возникли на основании договора долевого участия в строительстве от * года с момента его заключения, и к данным правоотношениям не могут применяться требования, предусмотренные статьей 393.1 ГК РФ, которая действует с * года.
Кроме того, истцом не было представлено доказательств, достоверно подтверждающих то обстоятельство, что истцом П. по вине ответчика были понесены расходы, связанные с необходимостью приобретения аналогичной квартиры большей стоимости» <1>.
———————————
<1> Апелляционное определение Московского городского суда от 14 марта 2016 г. по делу N 33-8402/2016.

Источник: Гражданский кодекс Российской Федерации. Подробный постатейный комментарий с путеводителем по законодательству и судебной практике. Часть I / А.Ю. Беспалов, Ю.Ф. Беспалов, М.С. Варюшин и др.; отв. ред. Ю.Ф. Беспалов. М.: Проспект, 2017. 800 с.

Комментарий №2 от 2017 г. статьи 393.1 ГК РФ

Статья 393.1. Возмещение убытков при прекращении договора

Комментарий к статье 393.1

1. Статья 393.1 ГК РФ закрепляет два широко известных в международной практике метода расчета убытков при прекращении договора в ответ на нарушение договора: конкретный (исходя из разницы в цене прекращенного нарушенного договора и определенной заменяющей его сделки) и абстрактный (исходя из разницы между ценой прекращенного нарушенного договора и средней рыночной ценой на аналогичный товар, работу, услугу). Их нельзя назвать полноценными новеллами нашего гражданского законодательства, поскольку практически дословно совпадающие правила можно обнаружить в нормах о договоре поставки (ст. 524 ГК РФ).
В доктрине и правоприменительной практике неоднократно отмечалось, что конкретный и абстрактный методы расчета убытков имеют универсальное значение и применимы не только в отношениях поставки (см., например, Постановление Президиума ВАС РФ от 21 января 2014 г. N 13517/13). Так, арендатор, которому арендодатель долгое время не передает во владение и пользование арендованное имущество, может расторгнуть договор аренды и взыскать с арендодателя убытки в виде ценовой разницы между прекращенным договором и новым договором аренды аналогичного имущества. Соответственно, суды неоднократно применяли ст. 524 ГК РФ к иным договорным отношениям по аналогии закона, что само по себе означало наличие пробела в законе. С принятием ст. 393.1 ГК РФ этот пробел был ликвидирован и допустимость применения конкретного и абстрактного методов расчета убытков при расторжении нарушенного договора признана в качестве общего правила.
1.1. Взыскание таких убытков согласно буквальному смыслу комментируемой статьи возможно только в случае, если договор прекращается в связи с его неисполнением или ненадлежащим исполнением. По сути, положения ст. 393.1 ГК РФ конкретизируют положения п. 5 ст. 453 ГК РФ, предусматривающие право кредитора требовать взыскания убытков, вызванных расторжением договора в связи с существенным нарушением. Соответственно, если договор прекращается не в ответ на нарушение, а по иным основаниям (например, немотивированный отказ от договора бессрочной аренды по ст. 610 ГК РФ, расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств по ст. 451 ГК РФ), взыскание указанных в данной статье убытков невозможно. Форма прекращения договора значения не имеет (односторонний отказ от договора, расторжение договора в судебном порядке, автоматическое расторжение договора в случае нарушения договора).
1.2. Из того, что оба способа расчета убытков можно использовать лишь при расторжении нарушенного договора, не следует, что кредитор обязательно должен вначале расторгнуть договор и только потом требовать возмещения таких убытков. Кредитор вполне может осуществлять две эти меры одновременно. Во-первых, он вправе обратиться в суд с одним иском о расторжении нарушенного договора и взыскании таких убытков. Во-вторых, при наличии у кредитора права на односторонний отказ от договора сам факт предъявления требования (как в виде досудебной претензии, так и в форме иска) о взыскании убытков в виде конкретной ценовой разницы или абстрактных убытков имплицитно содержит в себе волеизъявление на отказ от договора. Выставляя должнику требование о возмещении таких убытков, кредитор четко демонстрирует, что нарушенный договор более не представляет для него интереса (см. комментарий к п. 2 ст. 405 ГК РФ и п. 2 ст. 396 ГК РФ). Соответственно, даже при отсутствии формализованного отказа кредитора от нарушенного договора у судов есть основания удовлетворять требования о взыскании таких убытков.
1.3. Непосредственно в п. 1 комментируемой статьи закреплен метод расчета убытков в виде конкретной ценовой разницы. Для его применения необходимо соблюдение ряда условий.
Во-первых, нужно доказать заключение кредитором именно замещающей сделки. Таковой может считаться заключенная кредитором в разумный срок сделка, предметом которой является аналогичное (сопоставимое) исполнение. Если заказчик вместо расторгнутого договора строительного подряда заключил новый договор с иным подрядчиком на выполнение аналогичных строительных работ, это замещающая сделка. Если же заказчик вообще передумал заниматься строительством объекта и купил готовое здание, такая сделка не является замещающей. Это не лишает заказчика права требовать возмещения убытков, однако доказывать такие убытки заказчик будет не по правилам п. 1 ст. 393.1 ГК РФ (т.е. в упрощенном порядке), а по общим правилам ст. ст. 15 и 393 ГК РФ.
Во-вторых, условия замещающей сделки должны быть разумными. Несмотря на то что это прямо не упоминается в п. 1 комментируемой статьи, данный критерий закреплен в ст. 524 ГК РФ, послужившей прообразом для комментируемой статьи, а также в целом ряде международных источников (см. ст. III.-3:706 Модельных правил европейского частного права, ст. 7.4.5 Принципов УНИДРУА, ст. 75 Венской конвенции 1980 г.). Но главное состоит в том, что закон признает обязанность кредитора принять разумные меры по уменьшению убытков (п. 1 ст. 404 ГК РФ). Заключение замещающей сделки на разумных условиях как раз и является частным проявлением данной обязанности. Разумность означает, что условия замещающей сделки могут отличаться от среднерыночных, однако не слишком значительно. Так, не вызывает сомнений, что суд компенсирует кредитору разницу в цене, которая на 5 — 10% отличается от среднерыночной. Однако кредитор, как правило, вряд ли может рассчитывать на возмещение разницы, в несколько раз превышающей среднерыночные цены, даже если он на самом деле заключил замещающую сделку на таких условиях. Стремясь облегчить процесс взыскания убытков, ВС РФ разъяснил, что разумность условий замещающей сделки в силу п. 5 ст. 10 и п. 3 ст. 307 ГК РФ предполагается. При этом должник не лишен возможности опровергать эту презумпцию, приводить доказательства неразумности действий кредитора (п. 12 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7). В то же время в случае заключения замещающей сделки на неразумных условиях суд не отказывает в иске о взыскании ценовой разницы полностью, а соразмерно снижает объем компенсации в соответствии со ст. 404 ГК РФ.
1.4. Кредитором могут быть заключены несколько сделок, которые замещают расторгнутый договор (п. 12 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7).
1.5. Заключение замещающей сделки до прекращения первоначального обязательства само по себе не влияет на право кредитора требовать возмещения убытков в виде ценовой разницы, если будет доказана причинная связь между нарушением договора должником и заключением замещающей сделки. Кредитор вправе потребовать от должника возмещения таких убытков при условии, что впоследствии первоначальный договор был прекращен в связи с нарушением обязательства, которое вызвало заключение этой замещающей сделки (п. 13 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7).
1.6. В самой норме не указано прямо, но из общего принципа добросовестности (п. 3 ст. 1 и п. 3 ст. 307 ГК РФ) следует, что кредитор должен заключить замещающую сделку не позднее истечения разумного срока после расторжения нарушенного договора. Чем позже такая сделка заключается, тем более вероятно, что ее заключение не находилось в причинной связи с разрывом нарушенного договора. На требование разумного срока указывают и международные акты унификации частного права (ст. III.-3:706 Модельных правил европейского частного права, ст. 7.4.5 Принципов УНИДРУА).
1.7. Взыскание конкретной ценовой разницы может являться как реальным ущербом, так и упущенной выгодой в зависимости от того, кто заявляет требование о возмещении таких убытков. Если, например, поставщик был вынужден продать товар по цене ниже, чем цена расторгнутого из-за нарушения покупателем договора, эта разница составляет упущенную выгоду (не будь договор нарушен и расторгнут, а будь он исполнен покупателем, поставщик бы извлек большую выгоду из факта распоряжения своим товаром). Если речь идет об отказе покупателя от договора из-за нарушений, допущенных поставщиком, и покупке покупателем аналогичного товара на рынке по более высокой цене, налицо классический реальный ущерб. Это важно учитывать в ситуациях, когда законом или договором ограничивается взыскание упущенной выгоды.
1.8. Несмотря на то что в комментируемой норме отсутствует прямо выраженная оговорка о ее диспозитивном характере, нет препятствий к тому, чтобы стороны исключили или модифицировали правила о взыскании убытков в виде конкретной ценовой разницы. Например, стороны могут установить допустимый порядок заключения замещающих сделок для целей определения соответствующей ценовой разницы. Как минимум в той степени, в которой речь не идет об умышленном нарушении договора (п. 4 ст. 401 ГК РФ), такого рода условия могут так или иначе ограничить применение этой меры ответственности.
2. В п. 2 комментируемой статьи закреплена формула абстрактного метода расчета убытков при расторжении нарушенного договора. Кредитор, расторгнувший договор в связи с его существенным нарушением другой стороной, может требовать от нарушителя возмещения разницы между ценой прекращенного договора и средней рыночной ценой на аналогичные товары, работы или услуги. Если при расторжении договора разница между ценой расторгнутого договора и текущей рыночной ценой оказывается не в пользу кредитора, должник обязан ее возместить. Например, если цена товара упала к моменту возникновения просрочки покупателя по обязательству внести предоплату за товар, и поставщик отказывается от договора, он вправе требовать от покупателя разницы между более высокой договорной ценой и упавшей рыночной ценой на товар на момент расторжения.
Суды ранее неоднократно применяли ст. 524 ГК РФ, устанавливавшую возможность взыскания абстрактных убытков при нарушении договора поставки, к иным договорам по аналогии закона. Так, например, п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 11 июля 2011 г. N 54 закреплял возможность взыскания абстрактных убытков при расторжении нарушенного договора купли-продажи недвижимости; п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 г. N 147 распространил применение абстрактного способа расчета убытков на случаи нарушения заемщиком договора кредита. Появление п. 2 ст. 393.1 ГК РФ закрепляет универсальность этого метода расчета компенсации.
2.1. По своей природе абстрактные убытки носят характер своего рода гипотетического расчета реального ущерба или гипотетической упущенной выгоды. Если цена на товар на рынке упала, поставщик, расторгнувший договор из-за нарушений покупателя, взыскивает абстрактную ценовую разницу в качестве гипотетической упущенной выгоды. Если договор расторгает покупатель в ответ на нарушения договора поставщиком, а цена на рынке выросла, речь идет о гипотетическом реальном ущербе. Цель такого возмещения в обоих случаях состоит в том, чтобы поставить кредитора в положение, максимально близкое тому, в котором он находился бы, если бы договор был исполнен надлежащим образом, и сделать это упрощенным способом.
2.2. Буквальное толкование данного правила приводит нас к выводу о том, что, если замещающая сделка была заключена, кредитор уже не может прибегнуть к абстрактному методу расчета убытков, а вправе применять лишь конкретный, указанный в п. 1 комментируемой статьи. Это вытекает из прямого указания в п. 2 на то, что абстрактные убытки кредитор может требовать, только «если кредитор не заключил аналогичный договор взамен прекращенного договора». Однако ВС РФ истолковал эту норму ровно противоположным образом: даже при доказанности факта заключения замещающей сделки у кредитора сохраняется возможность выбора между конкретным и абстрактным методами исчисления убытков (п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7). Трудно понять это разъяснение, прямо и без каких-либо мотивов игнорирующее недвусмысленно выраженную волю законодателя. Прежде всего оно расходится не только с текстом закона, но и с международными стандартами (ср. со ст. III.-3:107 Модельных правил европейского частного права, п. 1 ст. 7.4.6 Принципов УНИДРУА, ст. 76 Венской конвенции 1980 г.). Также данное разъяснение противоречит логическим основаниям абстрактного метода расчета убытков. Они состоят в том, что кредитору позволяется взыскать абстрактную ценовую разницу потому, что на его месте любой потерпевший с целью минимизации своих убытков приобрел бы аналогичный товар на рынке (заказал бы выполнение работ или оказание услуг по стандартным рыночным ценам). Но если кредитор по факту предпринял конкретные меры по минимизации своих убытков путем заключения замещающей сделки, у него не может быть разумных оснований требовать вместо конкретной абстрактную ценовую разницу.
2.3. Указание в п. 2 комментируемой статьи на то, что рыночная цена определяется на момент прекращения договора, означает, что должник несет риск изменения конъюнктуры цен вплоть до того момента, когда договор прекратится. Так, цена, действовавшая на рынке на момент существенного нарушения договора, являющегося основанием для его расторжения, может значительно отличаться как в меньшую, так и в большую сторону от цены на момент расторжения. Как верно указано в п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7, риски изменения рыночных цен возлагаются на нарушителя.
2.4. Суды могут отказать в иске о взыскании абстрактных убытков, если будет очевидно, что кредитор специально выбирал момент отказа от договора, с тем чтобы обосновать максимально возможную абстрактную ценовую разницу для ее последующего взыскания с контрагента. Например, если поставщик попал в просрочку по поставке нефти, а покупатель, видя рост цены на нефть на рынке, долго выжидал и отказался от договора только тогда, когда цена достигла потолка, а затем рассчитал механически образующуюся ценовую разницу и потребовал ее возмещения, такому покупателю может быть отказано в иске в соответствующей части на основании правил п. 3 ст. 1, п. 1 ст. 10 и п. 3 ст. 307 ГК РФ.
2.5. Абстрактный метод расчета убытков применим при условии, что соответствующие товары, работы, услуги можно свободно приобрести на рынке, т.е. существует более или менее широкое предложение. В иных случаях кредитор может доказывать свои убытки на общих основаниях (ст. ст. 15, 393 ГК РФ). Однако для того, чтобы определить, какая цена является текущей, необходимо идентифицировать сопоставимое предоставление (товар, работа, услуга), за которое такая цена уплачивается. При этом для применения абстрактного метода исчисления убытков не требуется представлять суду расценки на абсолютно тождественные товары, работы, услуги. Достаточно будет подобрать адекватный аналог.
2.6. Несмотря на то что в комментируемой норме отсутствует прямо выраженная оговорка о ее диспозитивном характере, нет препятствий к тому, чтобы стороны исключили или модифицировали правила о взыскании абстрактных убытков. Например, вполне допустимо договорное условие о том, что в случае прекращения договора убытки должны доказываться на общих основаниях, а абстрактный расчет убытков не применяется. Как минимум, если речь не идет об умышленном нарушении (см. п. 4 ст. 401 ГК РФ), такого рода условие договора должно признаваться.
3. Следуя подходам, сложившимся в международных источниках (ст. 75, п. 1 ст. 76 Венской конвенции 1980 г., ст. ст. III.-3:706, III.-3:707 Модельных правил европейского частного права, ст. 7.4.5, п. 1 ст. 7.4.6 Принципов УНИДРУА), российский законодатель предусматривает, что взыскание конкретных и абстрактных убытков не исключает право кредитора требовать возмещения иных убытков. Иными словами, абстрактные и конкретные убытки носят зачетный характер по отношению к общей сумме убытков кредитора от нарушения договора (так же как и в случае с неустойкой, см. комментарий к п. 1 ст. 394 ГК РФ). Это означает, что, если фактические убытки кредитора превышают суммы, рассчитанные конкретным или абстрактным методом, кредитор может довзыскать эту разницу, доказав ее наличие по общим правилам о взыскании убытков (ст. ст. 15, 393 ГК РФ).
Этот тезис можно проиллюстрировать на следующем примере. По договору аренды должно было быть передано здание, которое арендатор планировал использовать под товарный склад. В результате того, что арендодатель допустил длительную просрочку в передаче арендованного имущества, арендатор расторг договор аренды и вынужден был искать иное здание для размещения склада. Если в новом договоре аренды ставка арендной платы выше, чем в прекращенном, арендатор может взыскать с нарушителя ценовую разницу, применив конкретный метод расчета убытков. Если же сверх этого потерпевший был вынужден компенсировать убытки своим поклажедателям, с которыми он заранее заключил договоры хранения и не смог их исполнить (своевременно принять товары на хранение), то эти суммы могут быть взысканы арендатором по общим правилам ст. ст. 15, 393 ГК РФ в дополнение к убыткам в виде конкретной ценовой разницы.

Источник: Договорное и обязательственное право (общая часть) постатейный комментарий к статьям 307 — 453 Гражданского кодекса Российской Федерации / В.В. Байбак, Р.С. Бевзенко, О.А. Беляева и др.; отв. ред. А.Г. Карапетов. М.: М-Логос, 2017. Электронное издание. Редакция 1.0. 1120 с.

Разъяснения судов и иных гос.органов

Возмещение убытков при прекращении договора
(статья 393.1 ГК РФ)

11. По смыслу статьи 393.1 ГК РФ, пунктов 1 и 2 статьи 405 ГК РФ, риски изменения цен на сопоставимые товары, работы или услуги возлагаются на сторону, неисполнение или ненадлежащее исполнение договора которой повлекло его досрочное прекращение, например, в результате расторжения договора в судебном порядке или одностороннего отказа другой стороны от исполнения обязательства.
В указанном случае убытки в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и текущей ценой возмещаются соответствующей стороной независимо от того, заключалась ли другой стороной взамен прекращенного договора аналогичная (замещающая) сделка. Если в отношении предусмотренного прекращенным договором исполнения имеется текущая цена на сопоставимые товары, работы или услуги, кредитор вправе потребовать от должника возмещения таких убытков и тогда, когда замещающая сделка им не заключалась (пункт 2 статьи 393.1 ГК РФ).
Текущей ценой признается цена, взимаемая в момент прекращения договора за сопоставимые товары, работы или услуги в месте, где должен был быть исполнен договор, а при отсутствии текущей цены в указанном месте — цена, которая применялась в другом месте и может служить разумной заменой с учетом транспортных и иных дополнительных расходов.
12. Если кредитор заключил замещающую сделку взамен прекращенного договора, он вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и ценой на сопоставимые товары, работы или услуги по условиям замещающей сделки (пункт 1 статьи 393.1 ГК РФ). Кредитором могут быть заключены несколько сделок, которые замещают расторгнутый договор, либо приобретены аналогичные товары или их заменители в той же или в иной местности и т.п.
Добросовестность кредитора и разумность его действий при заключении замещающей сделки предполагаются (пункт 5 статьи 10, пункт 3 статьи 307, статья 393.1 ГК РФ).
Должник вправе представить доказательства того, что кредитор действовал недобросовестно и/или неразумно и, заключая замещающую сделку, умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению (пункт 1 статьи 404 ГК РФ). Например, должник вправе представлять доказательства чрезмерного несоответствия цены замещающей сделки текущей цене, определяемой на момент ее заключения по правилам пункта 2 статьи 393.1 ГК РФ.
13. Заключение замещающей сделки до прекращения первоначального обязательства не влияет на обязанность должника по осуществлению исполнения в натуре и на обязанность кредитора по принятию такого исполнения (пункт 3 статьи 308 ГК РФ). Кредитор вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценами в первоначальном договоре и такой замещающей сделке при условии, что впоследствии первоначальный договор был прекращен в связи с нарушением обязательства, которое вызвало заключение этой замещающей сделки.
14. Удовлетворение требований кредитора о взыскании с должника убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и текущей ценой либо ценой замещающей сделки не освобождает должника от возмещения иных убытков, причиненных кредитору (пункт 3 статьи 393.1 ГК РФ).

Источник: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7
(ред. от 07.02.2017) «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»

 

Пример 6. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.02.2010 N 4158/09 по делу N А40-64377/08-77-496.
В данном споре Высший Арбитражный Суд Российской Федерации признал правомерным взыскание в качестве убытков разницы между экономически обоснованной ценой товара и ценой, завышенной доминирующим субъектом (необходимо отметить, что отмененными Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации актами нижестоящих судов взысканная в пользу истца разница была определена в размере немногим менее 2 млрд. руб.).
При этом суд указал, что право на взыскание убытков при подобных обстоятельствах не зависит от действительности договора (условий договора), на основании которого была уплачена завышенная цена, если поставщик необоснованно применяет разные цены в отношении разных покупателей.
Также один из способов расчета убытков закреплен в пункте 2 статьи 393.1 ГК РФ, в соответствии с которым кредитор наделен правом требовать убытки в виде разницы между текущей ценой и ценой, которая была зафиксирована в неисполненном договоре. Однако указанный способ расчета убытков пока что не получил значительного практического применения. Кроме того, применение данной нормы при взыскании убытков возможно при наличии определенного условия — прекращения договора с нарушителем и незаключения нового взамен прекращенного.
Источник: Разъяснение Президиума ФАС России от 11.10.2017 N 11
«По определению размера убытков, причиненных в результате нарушения антимонопольного законодательства» (утв. протоколом Президиума ФАС России от 11.10.2017 N 20)

Судебная практика применения статьи 393.1 ГК РФ

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 14 марта 2016 г. по делу
N 33-8402

Судья суда первой инстанции: Кармашев В.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Пашкевич А.М.,
судей Шерстняковой Л.Б. и Зениной Л.С.,
при секретаре Р.,
рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Зениной Л.С. дело по апелляционной жалобе П. на решение Троицкого районного суда города Москвы от 13 октября 2015 года, которым постановлено:
Исковые требования П. к ООО «Южные горки» о защите прав потребителя удовлетворить частично.
Взыскать с ООО «Южные горки» в пользу П. проценты за пользование денежными средствами в размере * рублей, неустойку в размере * рублей, штраф в размере * рублей, судебные расходы по оплате юридических услуг представителя в размере * рублей, всего * рублей * копеек.
В остальной части исковые требования оставить без удовлетворения.
Взыскать с ООО «Южные горки» в доход бюджета города Москвы государственную пошлину в размере * рублей * копеек,

установила:

Истец П. обратилась в суд с иском к ответчику ООО «Южные горки» о защите прав потребителей, взыскании денежных средств, мотивируя заявленные требования тем, что * года между сторонами был заключен договор участия в долевом строительстве N * и многоквартирного жилого дома в отношении трехкомнатной квартиры на 3-м этаже, с условным номером *, общей проектной площадью * кв. м в строящемся доме по строительному адресу: *, при исполнении которого ответчиком были нарушены договорные обязательства в части характеристик объекта долевого строительства, а именно: квартира строится в доме иной этажности, а также иной планировки. Кроме того, срок ввода объекта в эксплуатацию ответчиком был изменен, о чем истец была уведомлена. Поскольку истец была не согласна с указанными изменениями существенных условий договора N * от *, истцом в адрес ответчика * было направлено требование о расторжении указанного договора с выплатой процентов за пользование денежными средствами, убытков. В результате рассмотрения требования истца * года между сторонами было подписано соглашение о расторжении договора участия в долевом строительстве N * от * года, по условиям которого ответчик обязался в срок не позднее 15 дней с даты подписания соглашения осуществить возврат денежных средств истцу в размере * руб., выплатить компенсацию в размере * руб. В связи с тем, что выплаты по условиям соглашения от * года о расторжении договора участия в долевом строительстве N * от * были перечислены ответчиком истцу с нарушением установленных сроков, истец обратилась в суд с названным иском, где просила взыскать с ответчика ООО «Южные горки» в свою пользу проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме * руб. * коп., убытки в виде процентов за пользование кредитом в размере * руб. * коп., разницу между стоимостью квартиры, уплаченной по договору, и стоимостью квартиры в аналогичном доме, в размере * руб., неустойку по Закону РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» в размере * руб. * коп., штраф за нарушение прав потребителя в порядке ч. 6 ст. 13 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей», а также расходы по оплате юридических услуг в размере * руб. * коп.
Истец П. и ее представитель К.З. в судебном заседании исковые требования поддержали и просили суд иск удовлетворить.
В судебном заседании представитель ответчика ООО «Южные горки» К.Б. исковые требования не признал по доводам письменного отзыва на иск, указывая на то, что со стороны ответчика не было допущено нарушения прав истца, как потребителя, при этом в случае удовлетворения заявленных исковых требований к размеру неустойки и начисленных процентов просил применить положения ст. 333 ГК РФ.
Представитель третьего лица ПАО «Банк ВТБ 24» в судебное заседание не явился, о месте и времени рассмотрения дела был извещен надлежащим образом, доказательств уважительности причин неявки в суд не представил, об отложении дела рассмотрением не заявлял, в связи с чем, дело было рассмотрено на основании п. 3 ст. 167 ГПК РФ в отсутствие представителя третьего лица.
Судом постановлено указанное выше решение, об изменении которого в части взыскания размера процентов за пользования чужими денежными средствами, неустойки, расходов по оплате услуг представителя, а также в части отказа в удовлетворении требований о взыскании убытков, по доводам апелляционной жалобы просит истец П.
В заседание судебной коллегии представитель третьего лица ПАО «Банк ВТБ 24» в не явился, о месте и времени рассмотрения дела был извещен надлежащим образом, доказательств уважительности причин неявки в суд не представил, об отложении дела рассмотрением не заявлял, на основании ст. 327 ГПК РФ дело рассмотрено в отсутствие представителя третьего лица.
В силу ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2012 года N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.
Проверив материалы дела в пределах доводов апелляционной жалобы в порядке ст. 327.1 ГПК РФ, выслушав объяснения истца П., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, представителя ответчика ООО «Южные горки» — К.Б., полагавшего решение суда законным и обоснованным и не подлежащим изменению, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не находит оснований для изменения решения суда, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями действующего законодательства.
Суд первой инстанции, разрешая спор по существу, принял предусмотренные законом меры для всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела, полно и всесторонне проверил доводы истца, положенные в обоснование заявленных исковых требований, возражения ответчика, правомерно руководствовался положениями закона, ст. ст. 4, 9 ФЗ от 30.12.2004 г. N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», ст. ст. 13, 22, 23 Закона РФ от 07.02.1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей», ст. ст. 309, 310, 333, 450 ГК РФ, ст. 17 Конституции РФ, регулирующими спорные правоотношения, и пришел к правильному выводу о частичном удовлетворении заявленных исковых требований.
Согласно ч. 1 ст. 4 ФЗ РФ от 30.12.2004 N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», по договору участия в долевом строительстве (далее — договор) одна сторона (застройщик) обязуется в предусмотренный договором срок своими силами и (или) с привлечением других лиц построить (создать) многоквартирный дом и (или) иной объект недвижимости и после получения разрешения на ввод в эксплуатацию этих объектов передать соответствующий объект долевого строительства участнику долевого строительства, а другая сторона (участник долевого строительства) обязуется уплатить обусловленную договором цену и принять объект долевого строительства при наличии разрешения на ввод в эксплуатацию многоквартирного дома и (или) иного объекта недвижимости.
В соответствии со ст. 8 ФЗ РФ от 30.12.2004 N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», передача объекта долевого строительства застройщиком и принятие его участником долевого строительства осуществляются по подписываемым сторонами передаточному акту или иному документу о передаче. Передача объекта долевого строительства осуществляется не ранее чем после получения в установленном порядке разрешения на ввод в эксплуатацию многоквартирного дома и (или) иного объекта недвижимости. После получения застройщиком в установленном порядке разрешения на ввод в эксплуатацию многоквартирного дома и (или) иного объекта недвижимости застройщик обязан передать объект долевого строительства не позднее предусмотренного договором срока. При этом не допускается досрочное исполнение застройщиком обязательства по передаче объекта долевого строительства, если иное не установлено договором.
В силу ч. 1 ст. 6 ФЗ от 30.12.2004 года N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», застройщик обязан передать участнику долевого строительства объект долевого строительства не позднее срока, который предусмотрен договором и должен быть единым для участников долевого строительства, которым застройщик обязан передать объекты долевого строительства, входящие в состав многоквартирного дома и (или) иного объекта недвижимости или в состав блок-секции многоквартирного дома, имеющей отдельный подъезд с выходом на территорию общего пользования, за исключением случая, установленного частью 3 настоящей статьи.
На основании ч. 2 ст. 6 ФЗ от 30.12.2004 г. N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», в случае нарушения предусмотренного договором срока передачи участнику долевого строительства объекта долевого строительства застройщик уплачивает участнику долевого строительства неустойку (пени) в размере одной трехсотой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действующей на день исполнения обязательства, от цены договора за каждый день просрочки. Если участником долевого строительства является гражданин, предусмотренная настоящей частью неустойка (пени) уплачивается застройщиком в двойном размере.
Согласно Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», на отношения, связанные с осуществлением юридическими лицам и индивидуальными предпринимателями посреднических услуг на рынке сделок с недвижимостью (риэлтерские услуги, заключающиеся, в частности, в подборе вариантов объектов недвижимости для их последующей купли-продажи, аренды гражданами для целей, не связанных с предпринимательской деятельностью, помощи в заключении указанными гражданами сделок по купле-продаже и иных сделок в отношении объектов недвижимости, организации продажи объектов недвижимости по поручению данных граждан), распространяется действие Закона о защите прав потребителей.
Согласно ст. ст. 309, 310 ГК РФ, обязательства должны исполняться надлежащим образом, односторонний отказ от исполнения обязательств и одностороннее изменение его условий не допускаются.
В силу требований ст. 450 ГК РФ, по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной или в иных случаях, предусмотренных Гражданского кодекса РФ, другими законами или договором. Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.
Как усматривается из материалов дела и установлено судом первой инстанции, * года между П. (участник долевого строительства) и ООО «Южные горки» (застройщик) был заключен договор N * участия в долевом строительстве многоквартирного жилого дома в отношении трехкомнатной квартиры на 3-м этаже, с условным номером N *, общей проектной площадью * кв. м в строящемся доме по строительному адресу: *.
Из материалов дела следует, что * года участник долевого строительства в лице П. по договору N * от * года исполнила свои обязательства в полном объеме путем оплаты по условиям указанного договора * руб. 00 коп., что подтверждается копией платежного поручения N * от * года.
В ходе судебного разбирательства судом первой инстанции было установлено и не оспаривалось участниками процесса, что * года, * года истцом П. ответчику ООО «Южные горки» было предложено расторгнуть договор участия в долевом строительстве от * года по соглашению сторон с требованием возврата уплаченных по указанному договору денежных средств в размере * руб. * коп., а также процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме * руб. * коп. в связи с нарушением ответчиком ООО «Южные горки» существенных условий договора в части принятых на себя обязательств.
Обращаясь в суд с настоящим иском, истец указывала на то, что * года между сторонами было заключено соглашение о расторжении договора участия в долевом строительстве N * от * года, по условиям которого ответчик принял на себя обязательство в срок не позднее 15 календарных дней с момента подписания соглашения перечислить П. стоимость объекта по договору в размере * руб., а также компенсацию в размере * руб. за вычетом * руб. в качестве НДФЛ.
Судом установлено, что денежные средства в качестве возмещения оплаченной истцом стоимости квартиры по договору долевого строительства были перечислены ответчиком на счет истца П. * года, и компенсация в размере * рублей * года.
В порядке досудебного урегулирования спора * года истцом в адрес ответчика была направлена претензия о выплате в связи с нарушением прав потребителя процентов за пользование денежными средствами, убытков, неустойки и разницы в оплаченной истцом цене объекта долевого строительства по сравнению с текущими ценами на аналогичные объекты, которая ответчиком удовлетворена не была.
Разрешая заявленные исковые требования истца в порядке п. 3 ст. 196 ГПК РФ, оценив представленные сторонами доказательства в их совокупности в соответствии с требованиями ст., ст. 12, 56, 67 ГПК РФ, применяя приведенные нормы права, суд первой инстанции верно исходил из того, что ответчиком были нарушены сроки выполнения обязательств по условиям соглашения от * года о расторжении договора участия в долевом строительстве от * года, и учитывая то, что договор участия в долевом строительстве N * от * года расторгнут между сторонами * года, суд правомерно частично удовлетворил заявленные исковые требования П., взыскав в пользу истца с ответчика ООО «Южные горки» проценты за пользование денежными средствами, уплаченными истцом в счет договора от * года, за период с * года по * года в размере * руб. * коп.
Размер процентов за пользование чужими денежными средствами, подлежащих взысканию с ответчика в истца, на основании ст. 9 ФЗ от 30.12.2004 г. N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», рассчитан верно, с учетом положений ст. 333 ГК РФ, заявления ответчика суд снизил размер неустойки до * руб.
В соответствии со ст. 22 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей», требования потребителя о соразмерном уменьшении покупной цены товара, возмещении расходов на исправление недостатков товара потребителем или третьим лицом, возврате уплаченной за товар денежной суммы, а также требование о возмещении убытков, причиненных потребителю вследствие продажи товара ненадлежащего качества либо предоставления ненадлежащей информации о товаре, подлежат удовлетворению продавцом (изготовителем, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) в течение десяти дней со дня предъявления соответствующего требования.
Согласно п. 1 ст. 23 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» за нарушение предусмотренных статьями 20, 21 и 22 настоящего Закона сроков, а также за невыполнение (задержку выполнения) требования потребителя о предоставлении ему на период ремонта (замены) аналогичного товара продавец (изготовитель, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер), допустивший такие нарушения, уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку (пеню) в размере одного процента цены товара.
Учитывая, что в судебном заседании нашел подтверждение факт ненадлежащего исполнения обязательств ответчика по перечислению истцу денежных средств по условиям соглашения от * года о расторжении договора долевого участия от * года, поскольку перечисление * руб. * коп., предусмотренных соглашением от * года, должно было быть выполнено ответчиком ООО «Южные горки» не позднее 15 календарных дней с даты подписания данного соглашения, то есть не позднее * года, а фактически указанные денежные средства были переведены ответчиком на счет истца лишь * года, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о взыскании с ответчика в пользу истца неустойки в связи с нарушением прав потребителя в сумме, соразмерной последствиям нарушенного ответчиком обязательства, равной * руб., при этом суд обоснованно применил положения ст. 333 ГК РФ по заявлению ответчика, с чем соглашается судебная коллегия.
Принимая решение об отказе в удовлетворении требований П. о взыскании с ответчика в качестве убытка в порядке ст. 15 ГК РФ денежных средств в размере * рублей в качестве разницы между стоимостью квартиры по договору от * года и стоимостью аналогичной квартиры в настоящее время, суд правомерно пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска в названной части, поскольку правоотношения истца и ответчика возникли на основании договора долевого участия в строительстве от * года с момента его заключения, и к данным правоотношениям не могут применяться требования, предусмотренные статьей 393.1 ГК РФ, которая действует с * года.
Кроме того, истцом не было представлено доказательств, достоверно подтверждающих то обстоятельство, что истцом П. по вине ответчика были понесены расходы, связанные с необходимостью приобретения аналогичной квартиры большей стоимости.
При этом, судебная коллегия находит также обоснованным и правомерным вывод суда первой инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований П. о взыскании с ответчика убытков в виде процентов в сумме * руб. * коп. за пользование кредитом, предоставленным истцу ПАО «Банк ВТБ 24» на основании кредитного договора от * года N *, в связи с тем, что ответчик ООО «Южные горки» стороной данного кредитного договора не является, между заключением истцом обозначенного договора, несением истцом расходов в виде уплаты процентов за пользование заемными денежными средствами по кредитному договору, и действиями ответчика, не исполнившего условия договора участия в долевом строительстве N * от *, отсутствует прямая причинно-следственная связь, на основании чего, расходы по уплате процентов по кредитному договору не являются убытками, заявленными истцом П. в порядке ст. 15 ГК РФ к взысканию с ответчика ООО «Южные горки», и соответственно, не подлежат взысканию с ответчика.
Суд первой инстанции, установив факт нарушения прав истца, как потребителя, в соответствии с п. 6 ст. 13 Закона РФ от 7.02.1992 года N 2300-1 «О защите прав потребителей», п. 46 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», обоснованно взыскал с ответчика в пользу истца штраф за невыполнение требований потребителя в добровольном порядке в сумме * руб. (*).
Согласно ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах. Обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя и тем самым — на реализацию требования статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому в силу ч. 1 ст. 100 ГПК РФ речь идет, по существу, об обязанности суда установить баланс между правами лиц, участвующих в деле.
Суд первой инстанции, с учетом объема проведенной работы, сложности дела, руководствуясь принципом разумности и соразмерности, посчитал возможным взыскать с ответчика в пользу истца в порядке 100 ГПК РФ расходы на представителя в размере * руб., с чем соглашается судебная коллегия.
Вопрос о взыскании судебных расходов разрешен судом в соответствии со ст. ст. 88, 98, 100, 103 ГПК РФ, ст. 333.19 НК РФ.
Судебная коллегия соглашается с расчетами сумм, подлежащих взысканию с ответчика в пользу истца, приведенными в решении, а также с определенными к взысканию суммами, поскольку они подтверждаются материалами дела, не противоречат требованиям закона и в полной мере судом в соответствии с п. 4 ст. 198 ГПК РФ мотивированы.
Доводы апелляционной жалобы о том, что суд необоснованно применил положения ст. 333 ГК РФ, не может являться основанием для изменения решения суда первой инстанции, так как вопрос о снижении неустойки в силу ее несоразмерности последствиям допущенного нарушения является оценочным. При таком положении несогласие с решением в указанной части направлено на переоценку выводов суда, исходя из интересов истца, и не опровергает выводы суда по существу спора.
В силу п. 1 ст. 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.
Согласно абз. 2 п. 34 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» применение ст. 333 ГК РФ по делам о защите прав потребителей возможно в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым.
Исходя из анализа действующего законодательства, неустойка представляет собой меру ответственности за нарушение исполнения обязательств, является средством возмещения потерь, вызванных нарушением обязательств, для другой стороны, и не может являться способом обогащения одной из сторон.
В силу ст. 333 ГК РФ суд вправе уменьшить неустойку, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.
Наличие оснований для снижения и определение критериев соразмерности определяются судом в каждом конкретном случае самостоятельно, исходя из установленных по делу обстоятельств.
Учитывая конкретные обстоятельства дела, период просрочки неисполнения обязательства, характер последствий неисполнения обязательства, вывод суда о необходимости снижения размера процентов за пользование денежными средствами в до * рублей * копеек, и неустойки до суммы * рублей * копеек судебная коллегия находит правильным.
Посчитав размеры определенных истцом процентов за пользование денежными средствами и неустойки явно несоразмерными последствиям нарушения обязательства со стороны ответчика, суд воспользовался своим правом на ее уменьшение.
Применение положений ст. 333 ГК РФ в судебном решении мотивировано судом первой инстанции надлежащим образом, оснований не согласиться с размерами взысканных судом первой инстанции процентов и неустойки у судебной коллегии не имеется.
Довод апелляционной жалобы истца о неприменении судом первой инстанции при разрешении спора сторон положений ст. ст. 15, 393, 398 ГК РФ направлен на иное толкование и применение П. норм материального прав, что не может являться основанием для изменения решения суда.
В своей апелляционной жалобе истец указывает на то, что суд необоснованно снизил сумму судебных расходов по оплате услуг представителя, подлежащих взысканию с ответчика в пользу истца.
Между тем, обязанность суда взыскать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных на реализацию требований ст. 17 ч. 3 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Вследствие чего, в силу ч. 1 ст. 100 ГПК РФ суд обязан установить баланс между правами лиц, участвующих в деле.
Удовлетворяя частично заявление ответчика о взыскании расходов на представителя, суд первой инстанции исходил из того, что в силу ст., ст. 94, 98, 100, 101 ГПК РФ у истца П. возникло право на возмещение понесенных расходов, связанных с оплатой услуг представителя при рассмотрении дела, в связи с чем, исходя из сложности дела, степени участия представителя в судебных заседаниях, принципа разумности и справедливости полагал возможным взыскать в пользу заявителя * руб.
Взысканный с ответчика размер расходов на оплату услуг представителя судебная коллегия находит разумным и справедливым, а доводы жалобы о заниженном размере взыскиваемых судебных расходов несостоятельными.
Другие доводы апелляционной жалобы не могут служить основанием для изменения решения суда, так как основаны на неправильном толковании положений норм материального и процессуального права, применяемого к спорным правоотношениям, сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции и к выражению несогласия с произведенной судом первой инстанции оценкой обстоятельств дела и представленных по делу доказательств, произведенной судом первой инстанции в полном соответствии с положениями ст. 67 ГПК РФ. Оснований для иной оценки имеющихся в материалах дела доказательств судебная коллегия не усматривает.
Согласно части 1 статьи 195 ГПК РФ, решение суда должно быть законным и обоснованным. Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 19 декабря 2003 года N 23 «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно вынесено при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 4 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).
Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 — 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.
Решение суда указанным требованиям закона отвечает.
При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что судом были исследованы все юридически значимые по делу обстоятельства и дана надлежащая оценка собранным по делу доказательствам, в связи с чем, решение суда первой инстанции является законным, обоснованным и изменению или отмене не подлежит.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия,

определила:

Решение Троицкого районного суда г. Москвы от 13 октября 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу П. без удовлетворения.

 

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
N 309-ЭС18-8924

Резолютивная часть определения объявлена 27.09.2018.
Полный текст определения изготовлен 04.10.2018.
Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего судьи Борисовой Е.Е., судей Поповой Г.Г., Чучуновой Н.С.
рассмотрела кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Глевича Александра Михайловича на решение Арбитражного суда Пермского края от 10.08.2017 по делу N А50-14983/2017, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.11.2017 и постановление Арбитражного суда Уральского округа от 20.03.2018 по тому же делу
по исковому заявлению индивидуального предпринимателя Глевича Александра Михайловича к обществу с ограниченной ответственностью Научно-производственная компания «Медснаб» о взыскании убытков в сумме 1 963 278,94 руб., причиненных истцу в связи с расторжением договора аренды от 01.06.2013
При участии представителей:
от истца — Глевич А.М., Глевич М.А.
Заслушав и обсудив доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Борисовой Е.Е., а также объяснения истца и его представителя, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

решением Арбитражного суда Пермского края от 10.08.2017, оставленным без изменения постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.11.2017, в удовлетворении заявленных исковых требований отказано.
Постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 20.03.2018 указанные судебные акты оставлены без изменения.
В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, индивидуальный предприниматель Глевич Александр Михайлович (далее — предприниматель) просит отменить принятые по настоящему делу судебные акты, ссылаясь на нарушение норм материального права.
Основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Проверив обоснованность доводов, изложенных в кассационной жалобе, выступлении присутствующих в судебном заседании лиц, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу о том, что она подлежит удовлетворению в силу следующего.
Как установлено судами и следует из материалов дела, между предпринимателем (арендодатель) и обществом с ограниченной ответственностью Научно-производственная компания «Медснаб» (далее — общество, арендатор) 01.06.2013 заключен договор аренды нежилых помещений общей площадью 178,9 кв. м, расположенных на 1 этаже в не завершенном строительством жилом доме по адресу: г. Пермь, ул. Плеханова, д. 2, а также лоджий и балконов общей площадью 23,9 кв. м. Договор зарегистрирован в установленном законом порядке, помещения переданы по актам приема-передачи от 11.11.2013.
Согласно условиям договора, размер арендной платы составляет 170 000 руб. в месяц без НДС, с учетом уровня инфляции, действующего на момент подписания договора, установлено право арендодателя ежемесячно производить корректировку размера арендной платы в одностороннем порядке с учетом уровня инфляции равном 0,75% в месяц от размера арендной платы. Срок действия договора установлен с 01.06.2013 по 01.06.2018.
Пунктом 7.1 договора предусмотрено, что он может быть досрочно расторгнут по соглашению сторон в судебном порядке, предусмотренном действующим законодательством либо в одностороннем внесудебном порядке в случаях, предусмотренных договором.
Условиями договора также предусмотрено право арендодателя в одностороннем внесудебном порядке расторгнуть договор путем направления соответствующего уведомления в письменной форме (пункт 7.3 договора), в том числе в случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения арендатором в установленный срок требований арендодателя, изложенных в письменной форме с указанием срока исполнения, связанных с исполнением условий договора (пункт 7.3.1), нарушения более двух раз в течение срока аренды сроков платежей, предусмотренных договором (пункт 7.3.3).
Стороны также согласовали условие о том, что договор считается расторгнутым в одностороннем порядке по указанным основаниям в течение 5 дней после направления письменного уведомления арендатору (пункт 7.4).
Поскольку арендатор неоднократно нарушал условие договора о своевременном внесении арендной платы, арендодатель направил обществу уведомление от 19.08.2015 об одностороннем расторжении договора.
Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Пермского края от 30.03.2017 по делу N А50-17364/2015 обществу отказано в удовлетворении требований о расторжении договора аренды нежилых помещений от 01.06.2013, поскольку на момент рассмотрения спора данный договор расторгнут в одностороннем порядке по инициативе арендодателя на основании пунктов 7.3.3 и 7.4 договора путем направления телеграммой уведомления об одностороннем расторжении от 19.08.2015.
Также вступившим в законную силу решением Арбитражного Пермского края от 17.05.2017 по делу N А50-1230/2017 с общества в связи с просрочкой платежа в пользу предпринимателя взыскана задолженность по арендной плате и коммунальным платежам по договорам от 01.06.2013 и от 12.11.2013 по состоянию на 01.07.2015 в сумме 613 622,49 руб. и пени по состоянию на 01.05.2017 в сумме 398 039,05 руб.
Впоследствии предпринимателем заключен договор аренды спорных нежилых помещений с обществом с ограниченной ответственностью «РостМетТрейд» (далее — общество «РостМетТрейд») со сроком действия с 14.09.2015 по 14.08.2016, арендная плата установлена в размере 160 000 руб. в месяц без НДС с учетом уровня инфляции, действующего на момент подписания договора с последующим правом арендодателя один раз в шесть месяцев производить корректировку размера арендной платы в одностороннем порядке с учетом уровня инфляции, но не более чем на 10% от размера арендной платы, предусмотренной договором.
После окончания срока действия договора стороны договора 14.08.2016 заключили договор аренды тех же нежилых помещений на новый срок до 01.08.2017 на аналогичных условиях с размером арендной платы 176 000 руб. в месяц без НДС.
Обращаясь в арбитражный суд с иском, предприниматель ссылался на наличие у него убытков в виде разницы между ценой арендной платы по договору с ответчиком и ценой по договорам с обществом «РостМетТрейд», заключенным взамен прекращенного договора от 01.06.2013. Основанием к возникновению убытков послужило досрочное одностороннее расторжение им как арендодателем договора аренды ввиду нарушения арендатором обязательств по своевременному внесению арендных платежей.
Отказывая в удовлетворении заявленных исковых требований, суды, руководствуясь положениями статей 15, 393, 393.1, 421 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс), пришли к выводу, что уменьшение размера арендной платы по вновь заключенным договорам, взамен первоначального с ответчиком, не является следствием противоправных действий общества, истцом добровольно включены в договор наименее выгодные для него условия относительно размера арендной платы. Кроме того судами установлены экономические различия при формировании арендной платы по первоначальному договору в 2013 году и договорам его заменяющим в 2015 и 2016 годах.
Судами высказано мнение о том, что, несмотря на отсутствие прямого указания в тексте закона, возможность требования возмещения убытков в виде разницы цен возникает лишь при отрицательной разнице, в случае, когда цена заменяющего договора выше цены расторгнутого, то есть расходы кредитора по новому договору превышают такие расходы по первоначальному договору.
При этом суды, указывая на неверное толкование норм права истцом, признали необоснованными его доводы о том, что заключение замещающих сделок на отличающихся условиях по причине ненадлежащего исполнения ответчиком обязательств по первоначальному договору повлекло причинение предпринимателю убытков в виде разницы между арендной платой по первоначальному и замещающим его договорам.
Судебная коллегия полагает, что судами при рассмотрении дела не было принято следующее.
При обращении в суд с требованием по настоящему делу, предприниматель, ссылаясь на ненадлежащее исполнение ответчиком заключенного договора аренды, побудившее его прекратить это обязательство, полагал о возможности взыскания возникших у него убытков на основании части 1 статьи 393.1 Гражданского кодекса.
В соответствии со статьей 309 Гражданского кодекса обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями.
Должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Возмещение убытков в полном размере означает, что в результате их возмещения кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом (части 1, 2 статьи 393 Гражданского кодекса).
Особенности взыскания убытков, вызванных ненадлежащим исполнением должником договора, повлекшее его прекращение по инициативе кредитора, урегулированы статьей 393.1 Гражданского кодекса, имеющей цель — восстановить имущественные интересы кредитора так, как если бы обязательство было исполнено должником надлежащим образом.
В случае, если неисполнение или ненадлежащее исполнение должником договора повлекло его досрочное прекращение и кредитор заключил взамен него аналогичный договор, кредитор вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и ценой на сопоставимые товары, работы или услуги по условиям договора, заключенного взамен прекращенного договора (часть 1 статьи 393.1 Гражданского кодекса).
Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (далее — Постановление N 7) были даны соответствующие разъяснения применения этой нормы, в том числе, о том, что кредитором могут быть заключены несколько сделок, которые замещают расторгнутый договор, либо приобретены аналогичные товары или их заменители в той же или в иной местности и т.п. Добросовестность кредитора и разумность его действий при заключении замещающей сделки предполагаются (пункт 5 статьи 10, пункт 3 статьи 307, статья 393.1 Гражданского кодекса).
Должник вправе представить доказательства того, что кредитор действовал недобросовестно и/или неразумно и, заключая замещающую сделку, умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению (пункт 1 статьи 404 Гражданского кодекса). Например, должник вправе представлять доказательства чрезмерного несоответствия цены замещающей сделки текущей цене, определяемой на момент ее заключения по правилам пункта 2 статьи 393.1 Гражданского кодекса.
При рассмотрении дела суды установили, и это не отрицалось ответчиком, что им неоднократно допускалась просрочка внесения арендной платы, в связи с чем истец неоднократно обращался за судебной защитой с исками о взыскании задолженности.
Наличие систематической просрочки внесения арендной платы явилось основанием для расторжения договора аренды в одностороннем порядке по инициативе арендодателя на основании пунктов 7.3.3, 7.4. договора путем направления уведомления о расторжении от 19.08.2015.
Наличие оснований для расторжения договора аренды судами не было поставлено под сомнение и обратное не следует из материалов дела.
Предприняв срочные меры для заключения договора с обществом «РостМетТрейд» на аренду помещений, освобожденных ответчиком, в целях получения дохода от сдачи их в аренду, как указывает истец, он имел цель — минимизировать последствия досрочного расторжения договора с ответчиком. Помещения новому арендатору подлежали передаче с 14.09.2015.
Поскольку договоры аренды спорных нежилых помещений предпринимателем с обществом «РостМетТрейд» предусматривали арендную плату в размере меньшем, чем по договору с ответчиком по делу, разница в ценах в сторону ее уменьшения за период с октября 2015 по май 2018 года, то есть до окончания действия договора с ним, составила 1 963 278 рублей 94 копейки.
Судебная коллегия не может согласиться с изложенными выше выводами судов, положенных в обоснование отказа в иске, поскольку такой подход противоречит назначению статьи 393.1 Гражданского кодекса.
Суды не учли, что указанная норма права содержит специальное основание для взыскания убытков, закон предоставил кредитору право на взыскание абстрактных убытков в случае, предусмотренном статьей 393.1 Гражданского кодекса, исчисляемых в виде разницы между ценой, установленной в расторгнутом договоре, и ценой замещающей сделки, а также любые другие понесенные им убытки.
Из приведенной нормы права и пункта 12 Постановления N 7 следует, что суды при рассмотрении дела должны установить наличие обстоятельств, подтверждающих, в том числе: неисполнение или ненадлежащее исполнение условий договора должником, возлагающих на него определенные обязанности; прекращение договора между сторонами явилось следствием нарушения должником условий договора; кредитором заключен аналогичный (замещающий) договор на иных по сравнению с первоначальным договором условиях, ухудшающий его имущественный интерес. При этом добросовестность кредитора и разумность его действий при заключении замещающей сделки предполагается, пока должником не доказано обратное.
Рассмотрение настоящего дела как спора о взыскании убытков, предусмотренных статьей 393.1 Гражданского кодекса и отказ в его удовлетворении в связи с отсутствием вины ответчика в причинении убытков не соответствует положениям указанной статьи, необоснованно освобождает ответчика от неблагоприятных последствий, наступивших у его контрагента после расторжения с ним договора в результате ненадлежащего исполнения им своих обязанностей, усугубившихся впоследствии по причинам, не зависящим от истца.
Кроме того, суды в обоснование своих выводов также указали на то, что исходя из представленной в материалы дела аналитической справки общества с ограниченной ответственностью «ИИЦ «Недвижимость», в 2015 году произошла переориентация рынка недвижимости, в связи с чем цены и ставки аренды значительно снизились. Поскольку изложенные в этой справке сведения опровергнуты не были, а ответчик предлагал истцу снизить размер арендной платы, суды сочли, что общество при указанных обстоятельствах не может нести риск снижения арендной платы на рынке недвижимости.
Между тем в пункте 22 Постановления N 7 было разъяснено, что по смыслу статьи 393.1 Гражданского кодекса, пунктов 1 и 2 статьи 405 Гражданского кодекса, риски изменения цен на сопоставимые товары, работы или услуги возлагаются на сторону, неисполнение или ненадлежащее исполнение договора которой повлекло его досрочное прекращение, например, в результате расторжения договора в судебном порядке или одностороннего отказа другой стороны от исполнения обязательства.
Суждение судов о возможности требования возмещения убытков в виде разницы цен только лишь при отрицательной разнице, то есть когда цена заменяющего договора выше цены расторгнутого, не основано на законе. Более того, в случае, если по замещающим сделкам истца цена аренды была бы выше, чем по договорам, заключенным с обществом, у истца не имелось бы оснований обращаться с иском по настоящему делу.
Кроме того, само по себе обращение должника к кредитору с предложением изменить условие договора о цене не может являться обстоятельством, исключающим его ответственность по статье 393.1 Гражданского кодекса, поскольку в отсутствие акцепта такое предложение не влечет правовых последствий.
Одним из мотивов отказа в заявленном предпринимателем иске суды указали на заключение истцом замещающей сделки по цене ниже, чем по договору с ответчиком, исходя из собственного волеизъявления и в отсутствие представления им доказательств о невозможности заключения по цене, соответствующей размеру арендной платы, установленной для ответчика.
Однако, указав о заключении истцом замещающей сделки по согласованной с обществом «РостМетТрейд» цене по собственному усмотрению, суды не приняли во внимание содержание той же аналитической справки о причинах снижения арендной платы, но которые в то же время были ими учтены при обосновании отсутствия вины ответчика в ее снижении. При этом суды не устанавливали, что цена по замещающим сделкам является ниже рыночной или неразумной по каким-то основаниям. В обоснование изменения цены аренды на рынке недвижимости истцом были представлены заключения экспертных организаций, но которые не были приняты во внимание судами.
Судебная коллегия при этом отмечает, что сам должник при рассмотрении дела в свою защиту не воспользовался правом представить доказательства недобросовестности и неразумности поведения истца, содействия увеличению убытков, заключение договора по необоснованно низкой цене.
Суды при рассмотрении дела обратили внимание на различные сроки действия первоначального и замещающих договоров, передачу по замещающим сделкам в аренду помещений в ином техническом состоянии, чем по первоначальному договору. Между тем, эти обстоятельства не опровергают, что заключенные с обществом «РостМетТрейд» сделки являются замещающими, поскольку закон не содержит необходимый критерий об идентичности всех их условий. Эти обстоятельства подлежали учету при исследовании формирования и соразмерности цены в этих договорах, определения размера убытков, подлежащих взысканию.
На основании изложенного Судебная коллегия полагает, что принятые по делу судебные акты нельзя признать законными и обоснованными, в связи с чем они подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение.
Основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса).
В силу вышеизложенного Судебная коллегия по экономическим спорам полагает, что поскольку судами допущены существенные нарушения указанных выше норм материального права, которые повлияли на исход дела, оспариваемые судебные акты подлежат отмене, а дело направлению в суд первой инстанции на новое рассмотрение.
Руководствуясь статьями 167, 176, 291.11 — 291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Арбитражного суда Пермского края от 10.08.2017 по делу N А50-14983/2017, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.11.2017 и постановление Арбитражного суда Уральского округа от 20.03.2018 по тому же делу отменить.
Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Пермского края.
Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий судья
Е.Е.БОРИСОВА

Судьи
Г.Г.ПОПОВА
Н.С.ЧУЧУНОВА

Leave a Reply

семнадцать − 5 =