Комментарий к статье 1 Закона о банкротстве

Комментарий к статье 1 Закона о банкротстве "Отношения, регулируемые настоящим Федеральным законом"

Текст статьи 1 Закона о банкротстве

1. В соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации настоящий Федеральный закон устанавливает основания для признания должника несостоятельным (банкротом), регулирует порядок и условия осуществления мер по предупреждению несостоятельности (банкротства), порядок и условия проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве, и иные отношения, возникающие при неспособности должника удовлетворить в полном объеме требования кредиторов.
2. Действие настоящего Федерального закона распространяется на юридические лица, которые могут быть признаны несостоятельными (банкротами) в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации.
3. Отношения, связанные с несостоятельностью (банкротством) граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, регулируются настоящим Федеральным законом. Нормы, которые регулируют несостоятельность (банкротство) граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, и содержатся в иных федеральных законах, могут применяться только после внесения соответствующих изменений и дополнений в настоящий Федеральный закон.
4. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены настоящим Федеральным законом, применяются правила международного договора Российской Федерации.
5. К регулируемым настоящим Федеральным законом отношениям с участием иностранных лиц в качестве кредиторов применяются положения настоящего Федерального закона, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.
6. Решения судов иностранных государств по делам о несостоятельности (банкротстве) признаются на территории Российской Федерации в соответствии с международными договорами Российской Федерации.
При отсутствии международных договоров Российской Федерации решения судов иностранных государств по делам о несостоятельности (банкротстве) признаются на территории Российской Федерации на началах взаимности, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Комментарий от 2017 г. статьи 1 Закона о банкротстве

Комментарий к статье 1
1. Коммент. ст. определяет сферу регулирования Закона о банкротстве, круг субъектов банкротства, а также соотношение Закона о банкротстве с другими федеральными законами и актами международного права.
2. Законодательство о банкротстве является комплексным и состоит из федеральных законов и подзаконных правовых актов, содержащих в себе нормы частного и публичного права, направленных на урегулирование взаимосвязанных в реальной действительности отношений, возникающих в связи с банкротством должника, т.е. при неспособности должника удовлетворить в полном объеме требования кредиторов.
Гражданский кодекс РФ, являясь общим законодательным актом, содержит непосредственно ряд правил о банкротстве, в частности ст. 25 «Несостоятельность (банкротство) гражданина» и ст. 65 «Несостоятельность (банкротство) юридического лица». ГК РФ содержит и другие правовые нормы, как специально регулирующие отношения банкротства (п. 6 ст. 61, п. 4 ст. 62, п. п. 3 и 4 ст. 63, п. 3 ст. 64, п. 2 ст. 67.3 и др.), так и являющиеся общими для отношений гражданского оборота (нормы гражданского права о сроках, сделках, юридических лицах, вещных правах, обязательствах и др.).
Многие правила Закона о банкротстве существенно отличаются от правил ГК РФ. Например, в Законе о банкротстве предусмотрены дополнительные признаки банкротства, установлены более детальные правила очередности удовлетворения требований кредиторов и др. Из ГК РФ следует, что нормы гражданского права, содержащиеся в Законе о банкротстве и касающиеся оснований признания судом должника банкротом, порядка реализации его имущества, очередности удовлетворения требований кредиторов, являются специальными по отношению к нормам ГК РФ и обладают приоритетом в процессе правоприменения (ст. ст. 25, 65 ГК РФ). В остальной части нормы Закона о банкротстве должны соответствовать нормам ГК РФ (п. 2 ст. 3 ГК РФ).
Процессуальные нормы Закона о банкротстве также являются специальными по отношению к нормам общего процессуального законодательства. Дела о банкротстве граждан и юридических лиц рассматриваются судом по правилам, предусмотренным процессуальным законодательством (ст. 223 АПК РФ), с особенностями, установленными Законом о банкротстве (ст. 33 Закона о банкротстве). В Законе о банкротстве содержится много особенностей, связанных со всеми стадиями производства по делу о банкротстве — от возбуждения производства по делу до исполнения судебных актов по делу о банкротстве. Следует учитывать, что процессуальные нормы Закона о банкротстве, в свою очередь, также подразделяются на общие и специальные нормы права. Особенности рассмотрения дел о банкротстве, установленные гл. III Закона о банкротстве, применяются, если иное не предусмотрено другими главами Закона о банкротстве (п. 2 ст. 32 Закона о банкротстве).
Закон о банкротстве является специальным актом и в отношении других федеральных законов, например Закона об исполнительном производстве. Это следует из норм обоих законов, которые свидетельствуют о том, что принудительное исполнение решений суда по делу о банкротстве (формирование конкурсной массы, реализация имущества несостоятельного должника, распределение денежных средств между его кредиторами и т.п.) осуществляется по правилам, предусмотренным Законом о банкротстве, а не по правилам Закона об исполнительном производстве (ст. ст. 40, 47, 69.1, 96 Закона об исполнительном производстве, ст. ст. 63, 81 Закона о банкротстве).
Закон о банкротстве является законодательным актом прямого действия, хотя он содержит и некоторое количество норм отсылочного характера. В целях реализации этого Закона в нем предусмотрено принятие ряда нормативных правовых актов на уровне подзаконных правовых актов. Например, в Законе о банкротстве предусмотрена компетенция различных органов исполнительной власти и органов местного самоуправления по решению вопросов финансового оздоровления и банкротства (см. коммент. ст. 29), которая должна быть отражена в положениях о соответствующих органах.
Необходимо отметить факт проведенной в последнее время консолидации законодательства о банкротстве. В Закон о банкротстве были включены нормы об особенностях банкротства субъектов естественных монополий (ст. ст. 197 — 201), которые до 1 июля 2009 г. были сосредоточены в Федеральном законе от 24 июня 1999 г. «Об особенностях несостоятельности (банкротства) субъектов естественных монополий топливно-энергетического комплекса» (утратил силу с 1 июля 2009 г.), нормы об особенностях банкротства стратегических организаций (ст. ст. 190 — 196), которые ранее содержались по большей части в подзаконных нормативных правовых актах Правительства РФ и регулирующего органа, нормы о банкротстве кредитных организаций (ст. ст. 189.7 — 189.105), которые ранее содержались в Федеральном законе от 25 февраля 1999 г. «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций». Закон о банкротстве дополнен также новым § 1.1 гл. X «Реструктуризация долгов гражданина и реализация имущества гражданина», который вступает в силу с 1 октября 2015 г.
3. В п. п. 2 и 3 коммент. ст. Закона о банкротстве определяется круг лиц, которые могут быть признаны несостоятельными.
Во-первых, в число лиц, которые могут быть признаны банкротами, включены граждане, как являющиеся, так и не являющиеся индивидуальными предпринимателями. В соответствии со ст. 25 ГК РФ гражданин, который не способен удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, может быть признан банкротом по решению суда. Основания, порядок и последствия признания гражданина банкротом, очередность удовлетворения требований кредиторов, порядок применения процедур в деле о банкротстве гражданина устанавливаются гл. X Закона о банкротстве.
В соответствии с п. 3 коммент. ст. отношения, связанные с банкротством граждан, включая индивидуальных предпринимателей, регулируются Законом о банкротстве. Нормы, регулирующие банкротство граждан, включая индивидуальных предпринимателей, содержащиеся в иных федеральных законах, могут применяться только после внесения соответствующих изменений и дополнений в Закон о банкротстве. Таким образом, подчеркивается специальный характер норм о банкротстве граждан, содержащихся в Законе о банкротстве, и обеспечивается их согласованное действие с нормами о банкротстве, содержащимися в других федеральных законах, что в конечном счете направлено на обеспечение прав и законных интересов граждан, в отношении которых применяется законодательство о банкротстве.
Во-вторых, Законом установлено, что юридические лица, которые могут быть признаны банкротами, определяются в соответствии с ГК РФ. Статьей 65 ГК РФ определено, что банкротами могут быть признаны все юридические лица, за исключением казенных предприятий, учреждений, политических партий и религиозных организаций. Особое положение в этом отношении занимают государственные корпорации и публичные фонды.
Казенные предприятия и учреждения не могут быть признаны банкротами. Это объясняется тем, что указанные юридические лица наделяются собственником (Российской Федерацией, субъектом РФ, муниципальным образованием) имуществом на праве оперативного управления и практически полностью контролируются им. Собственник несет субсидиарную ответственность по долгам указанных юридических лиц при недостаточности их имущества (ст. ст. 113, 123.21, 296 — 298 ГК РФ). Поэтому требования их кредиторов в любом случае могут быть удовлетворены полностью.
Что касается политических партий и религиозных организаций, то они могли бы признаваться банкротами, поскольку являются собственниками имущества и осуществляют деятельность (а также могут осуществлять приносящую доход деятельность, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствует этим целям, — ст. ст. 50, 123.4 ГК РФ), могут быть должниками по денежным обязательствам и обязательным платежам. Видимо, изъятие указанных организаций из числа лиц, которые могут быть признаны банкротами, объясняется особым значением политических партий и религиозных организаций в развивающемся российском обществе, обеспечением гарантий идеологического и религиозного многообразия (ст. ст. 13, 14 Конституции РФ).
Законодательство о государственных корпорациях и публичных фондах практически исключает их банкротство. Государственные корпорации (Российская корпорация нанотехнологий, Государственная корпорация «Ростехнологии», Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом», Государственная компания «Автодор», Внешэкономбанк) могут быть признаны банкротами, если это допускается федеральными законами, предусматривающими их создание. Публичные фонды (Федеральный фонд содействия развитию жилищного строительства, Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства, Фонд перспективных исследований) не могут быть признаны банкротами, если это установлено законами, предусматривающими создание и деятельность таких фондов. Например, п. 11 ст. 2 Федерального закона от 24 июля 2008 г. N 161-ФЗ «О содействии развитию жилищного строительства» предусмотрено, что к процедуре ликвидации учрежденного названным Законом Федерального фонда содействия развитию жилищного строительства не применяются правила, предусмотренные законодательством о банкротстве.
По-видимому, законодатель стремится обезопасить имущество государственных корпораций и публичных фондов, являющееся фактически государственным имуществом, от возможных рисков, связанных с обращением взыскания на него по основаниям банкротства и переходом такого имущества в частную собственность. Однако по большому счету такой подход означает не что иное, как законодательное установление двойных стандартов в отношении государственной и частной собственности, государственных и частных компаний.
4. Определяя соотношение норм Закона о банкротстве и правил о банкротстве, содержащихся в международных договорах РФ, законодатель устанавливает верховенство правил международных договоров РФ (п. 4 коммент. ст.), что в полной мере соответствует принципам соотношения национального и международного права (п. 4 ст. 15 Конституции РФ, ст. 7 ГК РФ).
В соответствии с п. 5 коммент. ст. на иностранных кредиторов (граждан и юридических лиц) по делам о банкротстве российских должников распространяется национальный правовой режим, если иной (более благоприятный) правовой режим не предусмотрен международным договором РФ.
Понятия «иностранный гражданин» и «иностранное юридическое лицо» в международном частном праве определяются по-разному <1>. Иностранным гражданином следует признать лицо, обладающее гражданством иностранного государства (ст. 1195 ГК РФ, ст. 3 Федерального закона «О гражданстве Российской Федерации» <2>), иностранным юридическим лицом — юридическое лицо, учрежденное по законам иностранного государства (ст. 1202 ГК РФ, ст. 2 Федерального закона «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» <3>).
———————————
<1> Сергеев А.П., Толстой Ю.К., Елисеев И.В. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный). М., 2002. Часть третья. С. 219, 237.
<2> СЗ РФ. 2002. N 22. Ст. 2031.
<3> СЗ РФ. 1995. N 42. Ст. 3923.
В п. 6 коммент. ст. установлено, что решения судов иностранных государств по делам о банкротстве признаются на территории РФ в соответствии с международными договорами РФ. Это правило Закона о банкротстве соответствует общему правилу о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, установленному процессуальным законодательством (ст. 241 АПК РФ). В то же время Закон о банкротстве предусматривает исключение из указанного правила: при отсутствии международных договоров РФ решения судов иностранных государств по делам о банкротстве признаются на территории РФ на началах взаимности, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Источник: Баринов А.М., Бушев А.Ю., Городов О.А. и др. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» (постатейный) / под ред. В.Ф. Попондопуло. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2017. 1200 с.

Комментарий от 2014 г. статьи 1 Закона о банкротстве

Комментарий к статье 1

Статья определяет общественные отношения, регулируемые комментируемым Законом, т.е. определяет предмет регулирования данного Закона.
В качестве основы определения предмета регулирования комментируемого Закона назван ГК РФ. Речь идет о следующих положениях части первой данного Кодекса (в ред. Федерального закона от 3 января 2006 г. N 6-ФЗ <2>): требования кредиторов индивидуального предпринимателя в случае признания его банкротом удовлетворяются за счет принадлежащего ему имущества в порядке и в очередности, которые предусмотрены Законом о несостоятельности (банкротстве) (п. 3 ст. 25); основания и порядок признания судом индивидуального предпринимателя банкротом либо объявления им о своем банкротстве устанавливаются Законом о несостоятельности (банкротстве) (п. 5 ст. 25); основания признания судом юридического лица несостоятельным (банкротом), порядок ликвидации такого юридического лица, а также очередность удовлетворения требований кредиторов устанавливается Законом о несостоятельности (банкротстве) (п. 3 ст. 65).
———————————
<2> СЗ РФ. 2006. N 2. Ст. 171.

Изложенная норма п. 3 ст. 65 ГК РФ предопределяет также существование Закона о банкротстве кредитных организаций, в рамках обозначения предмета регулирования которого в п. 1 его ст. 1 указано, что названный Закон устанавливает порядок и условия осуществления мер по предупреждению несостоятельности (банкротства) кредитных организаций, а также особенности оснований и процедур признания кредитных организаций несостоятельными (банкротами) и их ликвидации в порядке конкурсного производства. Кстати говоря, в п. 3 ст. 1 Закона 1998 г. о банкротстве прямо указывалось, что к отношениям, связанным с несостоятельностью (банкротством) кредитных организаций, названный Закон применяется с особенностями, установленными Федеральным законом о несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций. Наряду с этим, действовал Закон о банкротстве субъектов ТЭК, который устанавливал особенности признания несостоятельными (банкротами) субъектов естественных монополий ТЭК и проведения процедур их банкротства (утратил силу с 1 июля 2009 г., см. ст. 232 Закона).
В соответствии с п. 2 статьи в сфере действия комментируемого Закона находятся только те юридические лица, которые могут быть признаны несостоятельными (банкротами) в соответствии с ГК РФ (до внесения Законом 2007 г. N 318-ФЗ изменения, как и в п. 2 ст. 1 Закона 1998 г. о банкротстве, непосредственно перечислялись виды юридических лиц, исключаемых из сферы действия соответствующего Закона). Соответствующее регулирование содержится в следующих положениях п. 1 ст. 65 части первой данного Кодекса (в ред. Федерального закона от 17 июля 2009 г. N 145-ФЗ <3>): юридическое лицо, за исключением казенного предприятия, учреждения, политической партии и религиозной организации, по решению суда может быть признано несостоятельным (банкротом); государственная корпорация или государственная компания может быть признана несостоятельной (банкротом), если это допускается федеральным законом, предусматривающим ее создание; фонд не может быть признан несостоятельным (банкротом), если это установлено законом, предусматривающим создание и деятельность такого фонда.
———————————
<3> СЗ РФ. 2009. N 29. Ст. 3582.

В качестве особенностей регулирования, допускаемых изложенной нормой ГК РФ, необходимо отметить следующее. Правила, предусмотренные законодательством о несостоятельности (банкротстве), не применяются к процедуре ликвидации Внешэкономбанка (ч. 2 ст. 19 Федерального закона от 17 мая 2007 г. N 82-ФЗ <4>), Федерального фонда содействия развитию жилищного строительства (ч. 2 ст. 25 Федерального закона от 21 июля 2007 г. N 185-ФЗ <5>), Фонда содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства (ч. 11 ст. 2 Федерального закона от 24 июля 2008 г. N 161-ФЗ <6>). Положения комментируемого Закона не распространяются на Российскую корпорацию нанотехнологий (ч. 5 ст. 4 Федерального закона от 19 июля 2007 г. N 139-ФЗ <7>), Госкорпорацию «Ростехнологии» (ч. 3 ст. 4 Федерального закона от 23 ноября 2007 г. N 270-ФЗ <8>), Госкорпорацию по атомной энергии «Росатом» (ч. 11 ст. 3 Федерального закона от 1 декабря 2007 г. N 317-ФЗ <9>), Государственную компанию «Автодор» (ч. 13 ст. 3 Федерального закона от 17 июля 2009 г. N 145-ФЗ), Фонд перспективных исследований (ч. 2 ст. 4 Федерального закона от 16 октября 2012 г. N 174-ФЗ «О Фонде перспективных исследований» <10>).
———————————
<4> СЗ РФ. 2007. N 22. Ст. 2562.
<5> СЗ РФ. 2007. N 30. Ст. 3799.
<6> СЗ РФ. 2008. N 30 (Ч. II). Ст. 3617.
<7> СЗ РФ. 2007. N 30. Ст. 3753.
<8> СЗ РФ. 2007. N 48 (Ч. II). Ст. 5814.
<9> СЗ РФ. 2007. N 49. Ст. 6078.
<10> www.pravo.gov.ru. 2012. 16 октября.

Как видно, в круг лиц, на которых должно распространяться действие комментируемого Закона, не входят публично-правовые образования — Россия, субъекты РФ и муниципальные образования. Вместе с тем в Определении КС России от 24 февраля 2005 г. N 60-О <11> отмечалось, что специальный характер правоспособности публично-правовых образований не освобождает их от имущественной ответственности и обязывает федерального законодателя избирать способы и механизмы, направленные на надлежащее исполнение обязательств и осуществление бюджетных полномочий органов государственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления; в настоящее время меры борьбы с неплатежеспособностью субъектов РФ и муниципальных образований предусмотрены главой 19.1 «Осуществление бюджетных полномочий органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления при введении временной финансовой администрации» БК РФ, положения которой направлены в том числе на осуществление мер по восстановлению платежеспособности субъекта РФ (муниципального образования).
———————————
<11> СПС.

В пункте 3 статьи воспроизведены положения п. 4 ст. 1 Закона 1998 г. о банкротстве о регулировании отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством) граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей. В части, касающейся индивидуальных предпринимателей, эти положения основаны на приведенных выше нормах п. п. 3 и 5 ст. 25 части первой ГК РФ. В соответствии с п. 2 ст. 231 комментируемого Закона предусмотренные данным Законом положения о банкротстве граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, вступают в силу со дня вступления в силу федерального закона о внесении соответствующих изменений и дополнений в федеральные законы. Однако такой федеральный закон до настоящего времени не принят. Соответственно, положения комментируемого Закона о банкротстве граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, в настоящее время не подлежат применению, на что указано в Постановлении Президиума ВАС России от 12 апреля 2011 г. N 17053/10 <12>.
———————————
<12> ВВАС РФ. 2011. N 7.

Пункт 4 статьи содержит традиционное для федерального законодателя положение (такое же положение содержалось в п. 5 ст. 1 Закона 1998 г. о банкротстве), применительно к действию комментируемого Закона с точностью воспроизводящее правило ч. 4 ст. 15 Конституции РФ о том, что в случае, если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом (имеются в виду любые законодательные акты), то применяются правила международного договора. Следует отметить, что указанная конституционная норма не ограничивается приведенным положением. Там же установлено, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Разъяснения о понятиях таких принципов и норм даны в п. 1 Постановления Пленума ВС России от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» <13>.
———————————
<13> РГ. 2003. 2 декабря. N 244.
Порядок заключения, выполнения и прекращения международных договоров РФ определяет Федеральный закон от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» <14>. Согласно положениям названного Закона (в ред. Закона 2007 г. N 318-ФЗ) понятием международный договор РФ охватываются: международные договоры РФ, заключаемые с иностранными государствами, а также с международными организациями, иными обладающими правом заключать международные договоры образованиями от имени России (межгосударственные договоры), от имени Правительства РФ (межправительственные договоры), от имени федеральных органов исполнительной власти (договоры межведомственного характера) (п. 2 ст. 1 и п. 2 ст. 3); международные договоры, в которых Россия является стороной в качестве государства — продолжателя СССР (п. 3 ст. 1); независимо от их вида и наименования (договор, соглашение, конвенция, протокол, обмен письмами или нотами, иные виды и наименования международных договоров) (ст. 2).
———————————
<14> СЗ РФ. 1995. N 29. Ст. 2757.
В соответствии с п. 3 ст. 5 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» положения официально опубликованных международных договоров России, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в России непосредственно. Там же установлено, что для осуществления иных положений международных договоров России принимаются соответствующие правовые акты. Разъяснения этих положений даны в п. 5 Постановления Пленума ВС России от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» <15>, а также в п. 3 названного выше Постановления Пленума ВС России от 10 октября 2003 г. N 5.
———————————
<15> РГ. 1995. 28 декабря. N 247.
В пункте 5 статьи закреплено правило, которое непосредственно вытекает из правила п. 4 статьи и согласно которому к регулируемым комментируемым Законом отношениям с участием иностранных лиц в качестве кредиторов применяются положения комментируемого Закона, если иное не предусмотрено международным договором РФ. Это правило согласуется с нормой ч. 1 ст. 253 гл. 33 «Особенности рассмотрения дел с участием иностранных лиц» АПК РФ, устанавливающей, что дела с участием иностранных лиц рассматриваются арбитражным судом по правилам данного Кодекса с особенностями, предусмотренными названной главой, если международным договором РФ не предусмотрено иное.
Положения п. 6 статьи определяют порядок признания решений судов иностранных государств по делам о несостоятельности (банкротстве) на территории РФ: такие решения признаются на территории РФ в соответствии с международными договорами РФ; при отсутствии международных договоров РФ такие решения признаются на территории РФ на началах взаимности, если иное не предусмотрено федеральным законом.
Среди международных актов, о которых идет речь, центральное место занимает Конвенция ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений <16>, заключенная в г. Нью-Йорке 10 июня 1958 г. и ратифицированная Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 августа 1960 г. <17> (при ратификации сделано заявление о том, что СССР будет применять положения названной Конвенции в отношении арбитражных решений, вынесенных на территории государств, не являющихся участниками Конвенции, лишь на условиях взаимности).
———————————
<16> ВВАС РФ. 1993. N 8.
<17> Ведомости Верховного Совета СССР. 1960. N 32. Ст. 304.
В рамках сотрудничества внутри Содружества Независимых Государств действуют такие многосторонние международные договоры РФ, как Соглашение правительств государств — участников СНГ о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности <18>, заключенное в г. Киеве 20 марта 1992 г. (ратифицировано Постановлением Верховного Совета РФ от 9 октября 1992 г. N 3620-1 <19>), Конвенция государств — участников СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенная в г. Минске 22 января 1993 г. <20> (ратифицирована Федеральным законом от 4 августа 1994 г. N 16-ФЗ <21>) и Конвенция государств — участников СНГ о взаимном признании и исполнении решений по делам об административных нарушениях правил дорожного движения <22>, заключенная в г. Москве 28 марта 1997 г. (ратифицирована Федеральным законом от 22 июля 2008 г. N 134-ФЗ <23>).
———————————
<18> Содружество. 1992. N 4.
<19> Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 44. Ст. 2472.
<20> СЗ РФ. 1995. N 17. Ст. 1472.
<21> СЗ РФ. 1994. N 15. Ст. 1684.
<22> Содружество. 1997. N 2.
<23> СЗ РФ. 2008. N 30. Ч. I. Ст. 3590.
Соответствующие вопросы регулируются также двусторонними международными договорами РФ, особое место среди которых занимает Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Беларусь о порядке взаимного исполнения судебных актов арбитражных судов Российской Федерации и хозяйственных судов Республики Беларусь <24>, заключенное в г. Москве 17 января 2001 г. и ратифицированное Федеральным законом от 11 июля 2002 г. N 90-ФЗ <25>.
———————————
<24> СЗ РФ. 2003. N 7. Ст. 550.
<25> СЗ РФ. 2002. N 28. Ст. 2794.

Источник: Борисов А.Н. Комментарий к Федеральному закону от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (постатейный). 2-е изд., перераб. и доп. // СПС КонсультантПлюс. 2014.

Судебная практика применения статьи 1 Закона о банкротстве
Судебная практика применения пункта 1 статьи 1 Закона О несостоятельности (банкротстве)

Источник: «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с признанием недействительными решений собраний и комитетов кредиторов в процедурах банкротства» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.12.2018).
Вопросы организации и проведении собраний и комитетов кредиторов в процедурах банкротства, их полномочиях (компетенции), а также об оспаривании решений, принятых собраниями и комитетами кредиторов регулируются Законом о банкротстве (статьи 12, 13, 15, 17 и 18), который является специальным по отношению к общим положениям гражданского законодательства. В связи с этим к решениям собраний и комитетов кредиторов при банкротстве должника не применяются положения главы 9.1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) (пункт 1 статьи 181.1 ГК РФ, пункт 1 статьи 1 Закона о банкротстве).

Судебная практика применения пункта 2 статьи 1 Закона О несостоятельности (банкротстве)

Источник: Пункт 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 08.04.2003 N 4 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».
Согласно пункту 2 статьи 1 Закона о банкротстве действие настоящего Закона распространяется на все юридические лица, за исключением казенных предприятий, учреждений, политических партий и религиозных организаций.

Судебная практика применения пункта 3 статьи 1 Закона О несостоятельности (банкротстве)

Источник: Пункта 4. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13.10.2015 N 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан»
Основания, порядок и последствия признания арбитражным судом гражданина банкротом, очередность удовлетворения требований кредиторов, порядок применения процедур в деле о банкротстве гражданина установлены Законом о банкротстве (пункт 2 статьи 25 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), пункты 1 и 3 статьи 1 Закона).
Дела о банкротстве граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации (далее — АПК РФ), с особенностями, установленными Законом о банкротстве (пункт 1 статьи 6, пункт 1 статьи 32 Закона и часть 1 статьи 223 АПК РФ), который в системе правового регулирования несостоятельности (банкротства) участников гражданского (имущественного) оборота является специальным.

Судебная практика применения пункта 5 статьи 1 Закона О несостоятельности (банкротстве)

Источник <Письмо> ФНС России от 29.11.2017 N СА-4-18/24213 «О направлении обзора судебных актов»

2.6. При согласовании сторонами в качестве применимого права иностранного права суд, разрешая спор, должен установить содержание применимых норм права конкретного государства в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной
В рамках дела о банкротстве должника, ссылаясь на положения статьи 33 Закона Республики Кипр 1960 года N 14/1960 «О судах справедливости», Банк Кипра обратился с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника 82877002 руб. 18 коп. процентов, подлежащих начислению в соответствии с правом Республики Кипр на сумму долга за период с момента инициирования дела о взыскании долга с поручителя по дату введения наблюдения в отношении поручителя.
Определением суда первой инстанции от 19.10.2016 по делу N А41-14262/2015, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной инстанции от 22.12.2016 и округа от 13.03.2017, в удовлетворении заявленных требований отказано.
Судами установлено, что требования Банка Кипра, основанные на договоре поручительства, включены в реестр требований кредиторов должника в сумме 631 559 385 руб. 16 коп. Отказывая во включении в реестр требований кредиторов указанной суммы процентов, суды указали, что предусмотренные названной нормой проценты носят процессуальную, а не материальную природу, потому что предусмотрены законом, регулирующим судопроизводство, в связи с чем такие проценты не могут быть присуждены российскими судами, поскольку процессуальные нормы законодательства Республики Кипр не подлежат применению на территории Российской Федерации. Такие проценты могли быть заявлены только при рассмотрении дела о взыскании основной суммы долга, чего истцом сделано не было.
Верховный Суд Российской Федерации в определении от 23.08.2017 N 305-ЭС16-13148 отменил судебные акты судов нижестоящих инстанций и направил обособленный спор на новое рассмотрение, указав следующее.
В связи с тем, что стороны согласовали в качестве применимого право Республики Кипр, суд первой инстанции, разрешая указанный спор о допустимости взыскания процентов, начисленных по правилам статьи 33 Закона о судах справедливости, должен был в применяемой к отношениям сторон части установить содержание норм права данного государства в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной (часть 1 статьи 14 АПК РФ и пункт 1 статьи 1191 ГК РФ).
Несмотря на то, что суд применяет иностранное право именно как право (а не относится к нему как к вопросу факта), процесс установления его содержания имеет общие черты с процессом доказывания фактических обстоятельств, в частности, при представлении участниками спора документов, свидетельствующих о различном или даже противоположном содержании одной и той же нормы иностранного права, суд должен применительно к части 7 статьи 71 и пункту 2 части 4 статьи 170 АПК РФ отразить мотивы принятия либо отказа в принятии той либо иной точки зрения относительно содержания и толкования иностранной нормы.
Вместо этого суды формально констатировали, что норма, на которую ссылается кредитор, носит процессуальную природу, а поэтому в силу пункта 5 статьи 1 Закона о банкротстве не может быть применена в деле о банкротстве российской организации. В то же время нахождение нормы в процессуальном законе само по себе не создает неопровержимой презумпции ее процессуального характера.
При новом рассмотрении суду следует принять во внимание, что требование заявителя связано с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности (в том смысле, которое этому понятию придает российское право), в связи с чем суд вправе на основании положений абзаца 3 пункта 2 статьи 1191 ГК РФ возложить обязанность по предоставлению сведений о содержании норм иностранного права на заинтересованных лиц.

Судебная практика применения пункта 6 статьи 1 Закона О несостоятельности (банкротстве)

Источник: Определение ВАС РФ от 23.06.2008 N 11934/04 по делу N А56-7455/2000 Удовлетворение ходатайства о принятии обеспечительных мер по ходатайству иностранного суда положениями главы 8 АПК РФ «Обеспечительные меры арбитражного суда» не предусмотрено.
При вынесении судебных актов суды установили, что: иностранные суды не вправе давать поручения о выполнении отдельных процессуальных действий по делам, находящимся в производстве судов Российской Федерации; международными соглашениями, действующими между Российской Федерацией и Украиной, предусмотрено приведение в исполнение только решений иностранных судов; Хозяйственным судом города Киева не проведено предварительного судебного заседания с даты возбуждения дела о банкротстве предприятия.
В заявлении о пересмотре судебных актов в порядке надзора предприятие просит отменить состоявшиеся по делу судебные акты, ссылаясь на нарушение единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права, обосновывая свои требования следующими доводами: не была дана оценка представленным доказательствам о правильном наименования истца; определение Хозяйственного суда города Киева от 02.12.2003 о возбуждении дела N 43/167 о банкротстве предприятия и введении моратория на удовлетворение требований кредиторов не требует принудительного исполнения; введение моратория — это внедрение специального, временного режима функционирования потенциального банкрота, а также его кредиторов во взаимоотношении с таким банкротом.
Суд, рассмотрев доводы заявителя, материалы дела и содержание оспариваемых актов, установил, что доводы предприятия получили соответствующую правовую оценку в ходе судебного разбирательства в судах первой и апелляционной инстанций и подтверждены в постановлении суда кассационной инстанции. Их переоценка не относится к компетенции суда надзорной инстанции, установленной в части 2 статьи 292, статье 304, части 4 статьи 305 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
В соответствии с пунктами 32, 33 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 55 «О применении арбитражными судами обеспечительных мер» в соответствии с положениями раздела V Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) арбитражные суды принимают предварительные обеспечительные меры по делам с участием иностранных лиц (статья 250 АПК РФ) по экономическим спорам и другим делам, связанным с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности (часть 1 статьи 247 АПК РФ), при условии соблюдения критериев юрисдикции, установленных частью 3 статьи 99 АПК РФ, и оснований для применения таких мер, указанных в части 2 статьи 90 АПК РФ.
Судебные акты иностранных судов о применении обеспечительных мер не подлежат признанию и принудительному исполнению на территории Российской Федерации, поскольку не являются окончательными судебными актами по существу спора, вынесенными в состязательном процессе.
Кроме того, из буквального содержания статьи 241 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации следует, что признанию и приведению в исполнение подлежат решения судов иностранных государств, принятые ими по существу спора. Положения АПК РФ не предусматривают возможности приведения в исполнение иных, помимо решений, актов судов иностранных государств, принятых ими до или после рассмотрения спора по существу.
Данный вывод также следует из положений пункта 6 статьи 1 Федерального закона от 26.10.2006 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», согласно которому на территории Российской Федерации в соответствии с международными договорами Российской Федерации признаются решения судов иностранных государств по делам о несостоятельности (банкротстве).
Положения Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности от 20.03.1992 и Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22.01.1993, касающиеся вопросов приведения в исполнение решений государственных судов, также не содержат указания на возможность приведения иных, помимо решений, судебных актов судов договаривающихся государств.
Из содержания оспариваемых судебных актов и материалов дела следует, что в арбитражный суд с ходатайством о приведении в исполнение на территории Российской Федерации определения Хозяйственного суда города Киева от 02.12.2003 по делу N 43/167 о банкротстве предприятия в части распространения моратория на удовлетворение требований кредиторов на территорию Российской Федерации, а также приостановления исполнительного производства по исполнению судебного решения от 24.12.2002 по делу N А56-7455/00 обратился сам иностранный суд — Хозяйственный суд города Киева.
Между тем, в соответствии с частью 1 статьи 90 АПК РФ арбитражный суд может принять обеспечительные меры, то есть срочные временные меры, направленные на обеспечение иска (меры обеспечения иска), обеспечение имущественных интересов заявителя (предварительные обеспечительные меры) или обеспечение исполнения судебных актов (меры обеспечения исполнения судебных актов) только по заявлению лица, участвующего в деле, а в случаях, предусмотренных АПК РФ, и иного лица. Удовлетворение ходатайства о принятии обеспечительных мер по ходатайству иностранного суда положениями главы 8 «Обеспечительные меры арбитражного суда» АПК РФ не предусмотрено.

Leave a Reply

шестнадцать − 9 =